Приглашаем коллег-бухгалтеров к участию в ближайших семинарах:
23.05
четверг
10:00—13:30 Декларация TSD и риски подоходного и социального налогов — курс повышения квалификации
ведут Елена Коростелёва, Тимур Скоряк
29.05
среда
10:00—17:00 Предприятие и работники: выбор договора, оформление, оплата, окончание отношений
ведёт Елена Коростелёва
03.06
понедельник
10:00—15:00 Практический курс. Требования закона о пресечении финансирования терроризма и отмывании денег и их исполнение
ведёт Елена Коростелёва
Хотите стать бухгалтером? Обращайтесь в „Кардис“! Бухгалтерские курсы по 80-часовой программе Курсы бухгалтеров
„Кардис“ проводит курсы начинающих бухгалтеров по вечерам, курсы повышения квалификации бухгалтеров — утренние и вечерние, отдельные семинары по бухучету и налогообложению.

Мы являемся официальным партнером по карте обучения Эстонской Кассы по безработице. Мы постоянно аттестованы Министерством образования и науки, и наши слушатели гарантированно получают возврат подоходного налога (20 %) от стоимости обучения, при условии заполнения налоговой декларации (если они сами оплачивают обучение, а не учатся от кассы безработных или от своей фирмы).
Новости

21 мая, во вторник, c 16:00 состоится заседание Бухгалтерского клуба „Кардис“


Пишет Инфослужба Клуба бухгалтеров 2019-05-14

Клуб бухгалтеров «Кардис» Выступает:
Дмитрий Егоров, вице-канцлер МФ по налогообложению.

Тема:
налоговое развитие Эстонии — перспективы.

Записывайтесь в члены клуба!


Читать полностью...



Ненужный налоговый узел


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-05-14

Среди многих проблем, связанных с налогообложением, есть одна, актуальность которой растёт по мере движения времени. По той простой причине, что — увы — чем дальше, тем чаще уходят из жизни представители поколения девяностых годов, на долю которого выпала, среди многого другого, приватизация жилья. Тем, кому в середине девяностых было около пятидесяти или даже сорок лет (а чаще всего именно в таком возрасте находились „ответственные квартирособственники“, получившие и использовавшие право на приватизацию жилья), сейчас около восьмидесяти или семидесяти лет и приватизированные ими когда-то квартиры всё чаще становятся наследованным имуществом.

Учитывая, что довольно часто наследники обеспечены своим жильём, наследованные квартиры продаются или сдаются в найм (а затем всё равно продаются). Распространена ситуация, когда из пары обитающих вдвоём пенсионеров уходит первым из жизни тот, кто приватизировал квартиру. Оставшийся часто переезжает жить к детям, а квартира сдаётся в найм. Затем, спустя некоторое время, её всё же решают продать (часто в связи с необходимостью нести расходы на лечение или содержание пожилого человека в доме для престарелых). И во всех таких случаях совершенно неожиданно для семьи возникает огромный налог (в размере 20% от вырученной за продажу квартиры суммы).

Происходит это по нормам Закона о подоходном налоге, содержащимся в его 15-й статье. Там записано, что не возникает налогообложения, во-первых, в случае продажи квартиры самим налогоплательщиком, которая была им получена в результате приватизации, и, во-вторых, в случае если его наследник до продажи использовал квартиру для личного проживания. В остальных ситуациях возникает налог от дохода, полученного при продаже квартиры (разницы между ценой продажи и ценой приобретения).

То есть, если в семье из двух пожилых людей (один из которых приватизировал в своё время квартиру — муж, предположим) из жизни первой уходит супруга, то пенсионер может продать квартиру без налога при любых предшествовавших продаже обстоятельствах. Независимо от того — жил он в ней до продажи, не жил и т. п. Потому, что он и есть тот самый налогоплательщик, которому посвящена норма по освобождению от налога пункта 3, части 5, статьи 15 Закона о подоходном налоге. Но если судьба распорядится так, что первым из жизни уйдёт супруг, то в случае продажи квартиры супруга не будет платить налог только в одном случае: когда она использовала до продажи квартиру для собственного проживания.

Вряд ли кто скажет, что это справедливо и являет собой пример государственного мышления. Справедливость проявляется в реальности массовым применением способов ухода от такого налогообложения. Прежде всего это выражается в латентности сделок по сдаче квартир в найм. Их не формализуют главным образом не потому, что уходят от уплаты налога с арендной платы, а для того, чтобы в случае продажи наследованного по разным обстоятельствам жилья не отдавать 20% от всей суммы сделки (поскольку всеми правдами и неправдами стремятся доказать использование квартиры для личного проживания до момента продажи). В некоторых семьях стараются срочно организовать продажу тем лицом, которое приватизировало квартиру до его (лица) ухода в мир иной. Потому иногда (как рассказывают врачи) приводят нотариуса и покупателя даже в реанимационную палату.

Подведём итог. Страдают обе стороны налоговой системы: налогоплательщики, вынужденные ловчить ввиду явной несправедливости нормы закона, и государство, которое получает налог не более, чем от трети сделок найма жилья. Цифру назвал Минфин в записке к проекту изменения закона, разрешившую квартирособственнику при сдаче им жилья в найм по декларации вернуть себе 4% от уплаченного подоходного налога. Эта мера должна была как раз стимулировать вывод из тени сделок аренды квартир. Но льгота не сработала. По той причине, о которой сказано выше.

Проблему решит только освобождение от уплаты налога наследованных приватизированных квартир. Это будет и справедливо и выгодно казне.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 08.05.2019


Читать полностью...



14 мая, во вторник, c 16:00 состоится заседание Бухгалтерского клуба „Кардис“


Пишет Инфослужба Клуба бухгалтеров 2019-05-09

Клуб бухгалтеров «Кардис» Выступает:
Марек Уускюла, руководитель отдела косвенных налогов.

Тема:
проблемные случаи НСО с оборотом товара в ЕС.

Записывайтесь в члены клуба!


Читать полностью...



Вечная слава погибшим за свободу и независимость нашей Родины


Пишет Тимур Скоряк 2019-05-08


Читать полностью...



Прощальные слова вслед растаявшему снегу


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-05-08

Весна нынче ранняя и солнечная. Настроение у всех благодушное. Переломы и ушибы, полученные на заснеженных обледенелых тротуарах, остались только в медицинской статистике. И никого уже не волнует снег прошедшей зимы... Разве что новый мэр Таллина о проигранной битве коммунальных служб со снегом недавно вспомнил. Работа у него такая: с весны готовиться к следующим холодам.

При этом учтём: когда о зимних улицах говорят коммунальщики и когда — городские обыватели, то — по крайней мере в Таллине — речь идёт о разных проблемах.

Мы обречены падать зимой

Всё дело в том, что в ходе приватизации жилья, когда все заботы о его содержании перекинули с плеч государства и местной власти на плечи жильцов — обязанность содержать в „проходимом“ состоянии тротуары тоже легла на плечи собственников зданий (по крайней мере, в Таллине и многих других городах). За коммунальными службами осталась уборка дорог. Но разбитых машин на городских дорогах явно меньше, чем разбитых коленей, локтей и других деталей тел горожан. И в этом смысле упрекать мэрию можно только разве за то, что она не достаточно жёстко требовала от квартирных товариществ исполнения их обязанностей по очистке тротуаров. Конечно, действуя абсолютно формально, муниципальная полиция могла прошедшей зимой для всех горожан, по крайней мере, удвоить помесячные платежи: поскольку штрафы — в конце концов — платить пришлось бы именно им. Но, слава богу, местные стражи порядка по части штрафов не слишком усердствовали, потому что понимали: вооружённые лопатами и метлами дворники со снежными обвалами этой зимы справиться не могли, при всём их желании и самом ответственном отношении к делу. Плюс к тому не в пример им технически вооружённые коммунальщики не малую долю сгребаемого с дорог снега сбрасывали на кромки тротуаров (в результате чего выход пассажиров из автобусов на многих улицах напоминал высадку боевого десанта в сложных зимних условиях).

Можно, конечно, вспомнить приходившие тогда в голову разные слова и обрушить их сейчас на голову местной власти. Но, положа руку на сердце, надо сказать: в условиях определённых законом — они спасти нас от падений не могли. Правда, есть пример соседнего Петербурга, где только назначенный перед наступлением зимы и. о. мэра Беглов (для завоевания авторитета на ожидающихся выборах) взял в руки лопату, вооружил лопатами подчинённых и всей чиновничьей толпой бросился на уборку улиц, как Александр Матросов на амбразуру дота. Но по части авторитета эффект получился ровно обратный. До сих пор эта пиар-акция обыгрывается в качестве анекдотов в питерском городском фольклоре. И поделом. Потому, что дело руководства не махать лопатой, а думать о создании системы уборки улиц зимой на основе современной техники.

В другом российском мегаполисе — Москве с первыми снежинками начинающегося снегопада на тротуары выезжают маленькие юркие специальные машины, работающие в унисон с людьми в жёлтых жилетах. Без такой техники, что Питер, что Таллин обречены в снежную зиму становиться, разве что, хорошей натурой для съёмок фильмов о блокаде (когда дорожки на тротуарах протаптывали пешеходы, старающиеся идти след в след). Без техники тротуары не убрать. А технику покупать квартирные товарищества не в состоянии. Во-первых, из-за цены. Во-вторых, к технике нужны умеющие ею управлять специалисты. В-третьих, дорогостоящую технику надо где-то держать. Можно назвать с десяток других причин, объясняющих почему (при нынешнем распределении обязанностей по уборке города) техники такой у нас нет и не будет.

Штрихи к проекту зимней безопасности

Тротуарные снегоуборщики только одна из деталей сложного механизма, включающего не только технику (от сбора, вывозки до снеготопок), но и специальное обустройство бордюров и, конечно, единую систему управления. Но это уже не предмет газетной статьи.

А для нашей темы важен ещё один зимний сюжет: сосульки и пласты снега, падающие с крыш (жертвами чего оказывалось немало горожан). Конечно, странно было бы говорить, что уборкой снега и льда с крыш тоже должны заниматься коммунальные службы города. Но и квартирные товарищества в этом деле мало что способны сделать. Иногда они нанимают (за приличные деньги) специальную бригаду из альпинистов. Но снег имеет одну особенность: он выпадает по много раз за одну зиму.

Проблема не в очистке крыш. Она в том, что сталактиты сосулек свидетельствуют не о плохой уборке снежных заносов, а о нарушении законов строительной физики. Дом, где я сейчас пишу статью, был построен в 1950-е годы. И на нём раньше не было сосулечных гирлянд. Теперь они вырастают почти в размер последнего этажа. После утепления чердака, сделанного абсолютно безграмотно. Также, как безграмотно установлены приёмные воронки водоотводящих труб. И всё это не вина, а беда правления квартирного товарищества, заказавшего работу по реконструкции кровли, как теперь ясно, малограмотному исполнителю. Кажется мне, что в обязанности мэрии надо бы включить разработку и распространение типовых проектов (вплоть до рабочих чертежей) реновации скатных кровель, а также ввести в штат одной из служб бюро экспертизы для приёмки выполненных работ.

Где взять деньги? Один из вариантов на поверхности: лет тридцать назад, когда жителей в городе было больше, а районные власти в Таллине ещё занимались содержанием жилья и даже организацией многих производств — районов города было меньше. Зачем у нас столько чиновников и начальников в этих конторах? Тем более, что кроме нескольких прекрасных их руководителей (в Мустамяэ и Копли) остальные, мягко говоря, действуют не очень результативно. Впрочем, это иная тема. И размышления на этот счёт прерогатива городской власти. Нам важно, чтобы безопасность и комфорт горожан зимой стали одной из главных муниципальных забот. По крайней мере, пока ожидаемое потепление не превратит побережье Балтики во что-то средиземноморское. Но до этого, похоже, ещё далеко.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 01.05.2019


Читать полностью...



Неполная льгота


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-05-01

Интересный пришёл вопрос. У таллинской фирмы появилась необходимость направить работать на довольно длительный период двух работников в Нарву. Для них сняли квартиру, за аренду которую платит фирма. Квартира двухкомнатная. Цена аренды 200 евро в месяц. По недавно появившейся в законе о подоходном налоге норме такой платёж не вызывает налогообложения, поскольку рабочее место отстоит, явно, дальше от места постоянного проживания работников чем 50 км. А раз так, то с 1 января 2017 года действует норма части 5 прим 6 статьи 48 закона о подоходном налоге, где сказано: „Спецльготой не считаются связанные с предпринимательством работодателя расходы на размещение работающего по трудовому договору работника, если выполнены оба нижеследующие условия: 1) место жительства работника находится на удалении минимум 50 км от места работы и в собственности работника нет расположенной ближе к месту работы недвижимости, используемой как жилье, и эти условия выполнены в течение всего периода размещения; 2) расходы на размещаемого работника составляют до 200 евро в календарный месяц при размещении в Таллине или Тарту и до 100 евро в прочих случаях“.

Вроде бы все условия соблюдены и налоговый риск не появляется. Но оказалось, ситуация осложнилась, поскольку по договору аренды арендатор должен также оплачивать коммунальные расходы (что справедливо и вряд ли могло быть иначе). Цена коммуналки, в среднем за месяц около 50 евро. Приславший вопрос бухгалтер таллинской фирмы полагает, что это предпринимательский расход (поскольку квартира по договору аренды временно оказалась под управлением предприятия), но на всякий случай решила подстраховаться. И хотя по экономической и правовой сути дела она права, всё-таки пришлось её разочаровать. Закон не позволяет платить без появления специальной льготы больше, чем 100 евро за размещение работника. В расчёте на каждого у таллинской фирмы появилась 25-евровая специальная льгота в соответствии с нормой 1-го пункта 4-й части статьи 48 того же закона, где сказано, что „спецльгота, среди прочего, полное или частичное покрытие расходов на жилье“. А в приведённой выше норме говорится о 100-евровом пределе безналоговой платы за размещение работника. То есть предел такой суммы установлен для всех расходов по размещению. Как вычислили законодатели этот предел в 200 евро для Таллина и Тарту и в 100 евро для остальных городов и весей — „тайна сия велика есть“. Попробуйте нормально (из расчёта один человек — одна комната) разместить в Таллине, например, человека, чтобы и арендная плата и коммунальные расходы не превышали 200 евро. Не получится. Вот и в Нарве в сто евро втиснуть все расходы не получилось. Конечно, не велика потеря, налоги со специальной льготы размером в 50 евро за месяц составляют: 10 евро подоходного налога и 16,5 евро социального. То есть государство возьмёт 26,5 евро с таллинской фирмы ежемесячно. И, может быть, даже в Нарве можно было найти квартиру для двоих с арендной платой в 150 евро. Здесь важен принцип, основываясь на котором формируется закон. Ведь понятно, что коммунальные расходы — величина не поддающаяся строгому прогнозированию. И цифра пятьдесят в вопросе бухгалтера усреднённая за несколько месяцев.

По уму, как говорится, надо бы установить точное значение той величины, которая ясна сторонам договора о размещении работников, а кроме того сказать: плюс прочие расходы, связанные с размещением. И, может быть, даже установить для Таллина и Тарту точную величину арендной платы в 150 евро, а для других мест — 75 евро, но непременно с некоторой свободной величиной дополнительных оплат не лимитируя их, поскольку злоупотребить там невозможно. В нашем примере под налог идёт 50 евро в месяц. Но вполне возможна ситуация, когда погодные условия окажутся такими, что за пределами регламентированной суммы останется семь евро или даже семнадцать. Можно ли утверждать, что такая специальная льгота отражает интересы государства? Нет, конечно. Чем же руководствовался тогда составитель нормы и законодатель?

Было в ходу когда-то такое определение: „холодный сапожник“. О работнике, бездушно выполнявшем работу. Вот и норму, о которой идёт речь, готовили „холодные сапожники“, и утвердили такие же законодатели. Может, в новом составе парламентарии будут думать больше над текстами принимаемых изменений в законах? Поживём — увидим.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 24.04.2019


Читать полностью...



Ученье ученью рознь


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-04-17

Тема разговора возникла из посыпавшихся весной вопросов по поводу заполнения приложения INF 14 или „Декларации... покрытия расходов на обучение“ (наряду с несколькими другими возмещениями и выплатами).

Вопросы касались, в основном, расходов по обучению работников на различных курсах. Спрашивали: надо или не надо включать их в эту самую декларацию?

Обязанность заполнения указанной формы установлена статьёй 56 прим 2 Закона о подоходном налоге, где сказано, что возникает она (такая обязанность) у работодателя, „который в течение календарного года покрывал названные в статье 48 части 4 пункте 10 расходы на обучение по повышению образовательного уровня, которые не считаются спецльготой“.

А в этой норме расходы на обучение делятся на три группы. Первая из них касается оплаты „повышения квалификации, непосредственно связанного с трудовыми и служебными отношениями и заданиями члена правления юридического лица...“ Сюда относятся любые курсы, семинары и другие формы обучения всему тому, что может рассматриваться в качестве необходимости для исполнения работником своих обязанностей. В круг повышения квалификации входят также обучение языкам (в том числе эстонскому). Такая в этом деле сложилась практика. Практика также показывает, что обучение может быть связано с изменением трудовых обязанностей. Например, строитель-монтажник может овладевать профессией отделочника, поскольку работает в комплексной бригаде, выполняющей работы по всему строительному циклу. Важно, правда, чтобы это было каким-то образом документировано. Впрочем: монтажник, обучающийся на отделочника, вряд ли вызовет вопросы. Но если, к примеру, того же монтажника пошлют на курсы бухгалтеров, то неплохо к трудовому договору сделать дополнение, из которого будет видно, что после обучения и какой-либо практики стороны согласовали профессиональное перемещение (совмещение).

Это самый простой случай и расходы на такое обучение в INF 14 не включаются (!).

Вторая группа расходов касается платы за „обучение по повышению образовательного уровня“. До 2015 года такие расходы считались специальной льготой. Нынче они не вызывают налогового риска, но только в случае, когда обучение в колледже, университете и т. п. учебном заведении связано непосредственно с трудовыми или служебными отношениями.

Именно такой случай надо отражать в INF 14. Более того, такой случай требует непременного документирования, поскольку понятно: чаще всего учёба такого рода ведётся с отрывом от исполнения должностных обязанностей. Строитель-монтажник может, конечно, учиться по вечерам на инженера-строителя, если работает и учится в Таллине, например. Но уже нарвский строитель вряд ли сможет совмещать работу и учёбу. А если этот монтажник станет учиться в Финляндии, Британии, Дании — то с работой в Эстонии на время обучения ему придётся распрощаться. Закон о трудовом договоре имеет норму, регулирующую в подобной ситуации обязанности сторон и эту норму, как минимум, необходимо использовать (для доказательства реальности намерений сторон).

Но желательно документировать и необходимость наличия в фирме обученного специалиста через три, четыре, пять лет. Особенно, если речь идёт об оплате обучения специалиста по профилю, которым фирма в момент направления кого-то на учёбу не занимается. Здесь аргументом служит бизнес-план. Строительная фирма, например, не имеет производства пластмассовых окон. Но она планирует их выпускать через четыре года, для чего послала монтажника учиться на специалиста по обработке пластмасс (и намерение это вытекает из разработанного в фирме бизнес-плана, часть позиций которого уже реализуется). В принципе, нет ограничений на разные виды деятельности. Но всё же здравый смысл при этом должен присутствовать. Конечно, строительная фирма может учить кого-либо на астрофизика, но в таком случае необходимо иметь очень хорошо проработанные документы, однозначно и, главное, убедительно показывающие — каким образом через пять лет выпускник университета будет применять полученные знания в платившей за его обучения фирме. Если доказательств нет, то возникает специальная льгота со всеми относящимися к этому случаю налогами. Тогда уж проще подарок сделать студенту. Но опять-таки, надо понимать, что получатель подарка не окажется „работником“ в понимании 3-й части 48-й статьи Закона о подоходном налоге. Почему приоритетнее подарок? Потому, что с него не платится социальный налог, как со специальной льготы. Заметим, что в случае специальной льготы INF 14 не заполняется. То есть из трёх видов обучения отражать в этой форме необходимо только второй: оплату обучения по повышению образовательного уровня, связанного с исполнением рабочих или служебных заданий (нынешних либо предстоящих).

В реальности эту норму чаще всего используют для обучения детей членов правлений или иных их родственников. Ничего плохого в этом нет. Семейные фирмы не нарушают предпринимательской логики. Но целесообразность оплаты за обучение должна быть доказуема. Как, впрочем, иные виду расходов, отражаемые в этой самой INF 14.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 10.04.2019


Читать полностью...



Сомнительные сделки подвели под статью


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-04-03

В закон о подоходном налоге с 1 января нынешнего года ввели несколько новых норм перекрывающих некоторые возможности налоговой игры „в свою пользу“. Появилась статья закона о подоходном налоге пять прим, где говорится: „При обложении подоходным налогом не учитывается сделка или цепочка сделок, основной целью или одной из целей которых является получение налогового преимущества“. Теперь прямо в законе уточняется: „Цепочка сделок может состоять более чем из одной промежуточной ступени <...> Сделка или цепочка сделок не считается фактической, если она не совершена по реальным жизненным или коммерческим причинам, отражающим экономическое содержание сделки“.

Эта принципиальная идея подробно разрабатывается во вновь введённой в закон главе десять прим, состоящей из пяти новых статей. Там, в частности, сказано, что в качестве предпринимательских (не вызывающих необходимости налогообложения) сделок не будут считаться те, которые противоречат содержанию налогового законодательства и будут соответствовать новому для нашей налоговой практики понятию — „налогового преимущества“. Что имеется в виду становится понятно из разъяснения Налогово-таможенного департамента к новым статьям закона о подоходном налоге. В этих разъяснениях сказано, что в качестве рисковых (с налоговых позиций) имеются в виду сделки, которые не являются действительными (реальными), если учитывать все касающиеся данного дела обстоятельства. Нечто подобное было и раньше в законе о налогообложении, но теперь идея т. н. притворной сделки реализовалась непосредственно в тексте закона о подоходном налоге. Законодатель определил: сделка или цепь сделок (что бывает на практике особенно часто) не может считаться действительной если жизненные или коммерческие причины не обуславливают её необходимость, а снижение налоговой нагрузки просвечивает. Вроде бы ясно, но существенно то, что теперь оценку жизненной необходимости хозяйственной операции определять будут люди из налоговой службы. А в бизнесе далеко не все и не всегда можно понять из обстоятельств одной сделки. Я не ставлю под сомнение квалификацию налоговых специалистов. Но сфера бизнес-интересов далеко не всегда подчиняется логике внешнего здравого смысла и может быть легко понята при взгляде со стороны. Не зря в одном из решений Государственного суда была фраза о том, что бизнес в своих планах не должен стремиться к максимизации налоговой нагрузки. Серьёзные специалисты по составлению бизнес-планов понимают разницу между короткими и длинными деньгами, тактическим и стратегическим эффектом и даже целесообразностью проигрышных сделок ради реализации долговременной стратегии завоевания рынка.

Ещё сложнее и противоречивее другая новая норма — о целесообразности и предпринимательской эффективности кредитных операций, а также операций с зарубежными аффилированными структурами. Внесение этих норм в конкретный закон (а не в рамочный закон о налогообложении) свидетельствует о намерении активного применения такого подхода. Пока специалисты НТД набьют руку в применении этих положений немало предпринимателей набьют себе шишки. Сфера кредитных отношений между предпринимателями очень непроста по мотивировкам и конечной эффективности. В нашем собственном опыте есть примеры гибели успешных коммерческих начинаний из-за налоговых претензий, когда бюджет получал налоги, но экономика в целом теряла сотни рабочих мест, которые могли десятилетиями обеспечивать значительно большие налоговые поступления. Сейчас налоговый управляющий ведёт вполне разумную политику по отношению к бизнесу, но полицейская прямолинейность новых норм очень тревожный признак.

Снижение степени риска будет теперь зависеть только от тщательности и полноты документирования сделок. Другого совета, увы, не дашь. Судебной практике, естественно, пока тоже неоткуда взяться. Придётся подробнейшим образом описывать цели сделанного, чтобы логика бизнеса была видна. Думаю, не сильно упрощу проблему, если скажу: отныне кредит, например, без тщательного бизнес-плана может стать поводом налогового риска.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 27.03.2019


Читать полностью...



Лекция Тыниса Якоба перенесена


Пишет Тимур Скоряк 2019-03-27

Уважаемые коллеги!

Лекция Тыниса Якоба перенесена на 16 мая в связи с проблемами со здоровьем лектора.

Тимур Скоряк, член правления Kardis OÜ


Читать полностью...



Кто „ответит за базар“?


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-03-20

В современных словарях „отвечать за базар“ объясняется как полная личная ответственность за сказанные (тем более написанные) слова. Как говорят в определённых кругах: „Тебя кто-то за язык тянул? Нет? Ты сам это сказал — будь готов отвечать!“.

В нашей практике далеко не всегда такая ответственность наступает. Примером тому различные опубликованные рекомендации по управлению налоговой нагрузкой. Скажем, читаю (под рубрикой „Подсказка“) рассуждение о налоговых рисках, связанных с проведением летних дней и других т. н. корпоративов. Автор верно пишет: все расходы связанные с такими радостями для работников — специальные льготы и соответственные налоги. Я бы ещё добавил, что если в „корпоративе“ участвуют лица не являющиеся работниками (в понимании 3-й части 48-й статьи Закона о подоходном налоге), то по отношению к ним все расходы (в доле одного участника) являются подарком и возникает подоходный налог. Но не это меня смутило, а слова из последнего предложения статьи: „...классифицирование таких расходов в качестве связанных с предпринимательством возможно в том случае, если мероприятие имело и другие цели, например, в рамках его был проведён курс обучения работников и т. п.“. Обратил я внимание на этот текст после звонка предпринимателя, который намеревается проводить две лекции в ходе летних дней для ухода от налогового риска. Пришлось долго объяснять: если он надеется, что расход на летний трёхдневный корпоративный выезд пройдёт незамеченным налоговым управляющим, то и лекции не нужны. А если коллективная поездка работников с членами семьи на пруды с ловлей рыбы, вечерней сауной и прочими радостями станет предметом внимания налоговой службы — лекции от налогообложения не спасут.

И „за базар“ газетный отвечать придётся ему, а не редакции или автору статьи. Так же, как умывают руки, например, организаторы туров в тёплые страны с чтением лекций (когда лектора везут с собой). Другое дело, если работник едет на учёбу, где тамошний лектор читает серьёзный курс. Липу в этом деле различить — раз плюнуть. Не всегда, конечно, такая, с позволения сказать, „учёба“ попадает в поле зрения налоговых служб. Правда, и карманных воришек не всех ловят, но не попадались мне на этот счёт рекомендательные публикации.

Дальше, воспользуюсь случаем, и тоже перейду к подсказке (с полной ответственностью „за базар“). Хочу обратить внимание господ предпринимателей на мало кем замеченную, вступившую в силу год назад норму Закона о подоходном налоге (часть 5 прим 5, 48-й статьи), где сказано, что не является специальной льготой „страховой взнос по договору медицинского страхования“. Этот расход находится в перечне нескольких других оплат фирмой мер „по поддержанию здоровья работников в размере 100 евро на работника в квартал“. Для многих людей пожилого возраста (впрочем, и для молодых тоже) медицинское страхование важнее, чем сотня евро в квартал плюсом к зарплате. Конечно, важно понять — какие расходы возьмёт на себя страховая компания в случае чего. Но если „игра стоит свеч“, то надо не забыть, что расходы, „выкинутые“ новой нормой из числа специальных льгот, законны только если „работодатель предоставил их всем работникам“. Тут уж надо решить: страховать членов правления вкупе со всем трудовым коллективом либо не пользоваться нормой. В связи с действием части 5 прим 5 возникает ещё один вопрос: по норме 3-й части 48-й статьи Закона о подоходном налоге работником считается не только лицо, работающие по трудовому договору, но ещё и ряд других лиц: подрядчики; ПФЛ, оказывающие услуги фирме более полугода подряд и т. д. Часто спрашивают: надо ли понимать условие предоставления страховой услуги „всем работникам“ расширительно, включая подрядчиков и других работников? По этому поводу существует разъяснение НТД, из которого вытекает, что закон разрешает нести расходы на поддержание здоровья без налогообложения всем работникам, включая временных. Но непредложение им услуги не рассматривается нарушением нормы.

В этой связи хочу обратить внимание читателей, что иногда те лица, в чьи обязанности входит внесение и исключение временных работников (подрядчиков в том числе) в регистр работ, ленятся „вставлять и вынимать“ непостоянных работников, если они знают, что эти лица периодически будут исполнять какие-то оплачиваемые функции. Чья-то лень может дорого обходиться фирме ещё и потому, что „висящий“ в регистре постоянно непостоянный работник входит в число лиц, для расчёта средней зарплаты налоговым департаментом. И при большом числе таких людей в регистре работ получается, что фирма сама на себя „клепает“ подозрение в наличии „серых“ выплат. Знаю несколько примеров, когда у фирмы с несколькими постоянными работниками, получающими приличные деньги вдруг запрашивали от НТД объяснения о причинах выплат меньше установленного минимума.

Выяснялось, что фирма привлекала время от времени до десятка договорников, а бухгалтера (в чьи обязанности входили отношения с регистром работ) не считали нужным корректировать список работников (что не возбраняется законом).

И ещё хочу заметить: черпать информацию для принятия решений из газетных публикаций — последнее дело. Если уж вас заинтересовала какая-то информация о налоговых делах, настоятельно рекомендую связаться с автором и спросить у него: „Где это написано?“. Как минимум.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 13.03.2019


Читать полностью...



Налоги: мифы и реальность


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-03-13

В только что отшумевшей избирательной кампании центральной темой оказались налоги. Понятное дело: никому не хочется отдавать честно заработанное. И даже если заработано не совсем честно, какая разница, деньги свои — кровные.

У кого берут и сколько?

Структура налоговых поступлений в бюджет Эстонии
Структура налоговых поступлений в бюджет Эстонии


Посмотрите на график. Это поступления налогов в казну за 2018 год. Больше всего даёт социальный налог. Хотя считать эти деньги в составе госбюджета — не совсем верно. Платежи социального страхования идут прямиком в наполнение двух фондов: пенсионного и больничной кассы. Хорошо видно, что главные для государства „косвенные налоги“: налог с оборота и акцизы. Они действуют как радиация: независимо от воли налогоплательщика. Кто бы что бы не купил в Эстонии — даёт эстонскому государству 20% сверх цены продавца. Ещё больше идёт в казну от приобретения подакцизных товаров. На витрине одного из питерских баров написано: „Бросать пить когда стране трудно — подлость“. Нам такой лозунг подходит больше: у нас акциз на алкоголь выше. Вообще самый ответственный гражданин Эстонии тот, кто „пить, курить, говорить“ начинает одновременно. Меньший, но всё же заметный взнос в бюджеты государства и муниципалитетов даёт подоходный налог с физических лиц.

Остальные налоги существуют больше „для порядка“. Такова реальность. А теперь — о мифах.

Грабят ли средний класс и пенсионеров?

Об этом трубят критики властной коалиции, которая с начала 2018 года ввела ступенчатый необлагаемый подоходным налогом минимум. Доброхоты оплакивают получателей зарплаты более 2100 евро в месяц из того расчёта, что распространись на них необлагаемые 500 евро — получали бы они ежемесячно нетто-выплату на 100 евро больше. Но у них эту сотню украли и отдали малообеспеченным работникам. Арифметика в данном случае лукавая. „Отняли“ у получателей двухтысячных зарплат с 2018 года всё же не сотню, а всего-то 36 евро. Потому что до прошлого года необлагаемый минимум был 180 евро. Конечно, 36 евро тоже деньги, но при нетто-зарплате более 1600 евро вряд ли настолько существенна потеря. Хотя, наверное, было бы правильно в 2019 году поднять необлагаемый минимум до размера минимальной зарплаты (до 540 евро), а нулевую планку его учёта установить тысячи в три.

Такая же лукавая арифметика касается налогообложения пенсий. До 2018 года для всех жителей страны существовал необлагаемый минимум в 180 евро. Но у пенсионеров была ещё дополнительная необлагаемая сумма в 320 евро. Итого пенсионеры имели свободную от налогообложения величину в 500 евро. С 2018 года у них, как и у всех остальных стало 500 евро. Из-за чего сыр-бор? Кто и насколько пенсионеров ограбил? Некоторой проблемой для них стали расчёты. Только и всего. Те, кто создал миф о снижении доходов пенсионеров после налоговой реформы 2018 года, ведут нечестную игру. Было бы лучше снять нагрузку по расчётам налогового бремени с работающих пенсионеров. И это вполне возможно на основании имеющейся у госструктур информации.

Социальное страхование действительно чрезмерно?

Речь идёт о социальном налоге. Его платят работодатели и ставка налога в 33% — что говорить — для них нелёгкий груз. Но и при такой нагрузке денег для медицины и пенсионного фонда, явно, не хватает. Разговор, что надо выше какой-то суммы размер социального налога останавливать — нарушение одного из основополагающих принципов налогового права — справедливости налогообложения. Нарушится также принцип солидарности (когда получатели больших доходов платят не только за собственное социальное обслуживание, но и за равную заботу о малообеспеченных слоях).

Расхожий миф, что соцстрахование разделённое между работодателем и работником повысит ответственность получателей зарплат за состояние своего здоровья, ни на чём не основан (кроме понятного желания работодателей платить меньше). Так же как и мысль, что это снизило бы теневой сектор. Уходят от соцналога другим путём: собственники фирм заменяют свою зарплату дивидендами (которые без социальной страховки). Убрать такую возможность можно одним способом: с финансовых доходов брать соцналог. Тогда реально можно снизить налогообложение трудовых доходов. И, конечно, нужен открытый обществу анализ расходов социальных фондов. Явная нелепость, например, когда медицинские учреждения платят налог с оборота от потребляемого ими электричества и коммунальных услуг. Зачесть этот налог (как делает бизнес) они не могут, поскольку „неналогообязанные“. То есть государство берёт один налог с другого налога. А современная больница потребляет энергетические ресурсы, воду и тепло не меньше средних размеров завода.

Вниз по лестнице ведущей вверх

Самый бездоказательный миф, транслируемый особенно часто, касается неэффективности ступенчатого подоходного налога. Объяснить, почему получатели больших зарплат готовы платить 20%-ный налог, но будут убегать от, например, от 25%-ного, никто не может. Туманно произносят „психология“. Почему она не вызывает желания ловчить получателю брутто-зарплаты в 5000 евро при налоге в 1000 евро, но заставит пускаться во все тяжкие при налоге в 1250 евро — понять трудно. Если исходить из логики равного налогообложения, то логично утверждать, что налог в 200 евро с брутто-зарплаты в 1000 евро нужно установить и для любой более высокой зарплаты. Тогда будет полное налоговое равенство. Правда, экономически абсурдное. А выравнивание процентных ставок получателей больших зарплат „не греет — не знобит“. И чем выше реальный размер налога, тем изобретательнее схемы ухода от него. Богатые не спешат делиться при любых ставках. Это их природное качество. И государство наше считается с этим, выстраивая налоговую систему так, что есть податное сословие (живущее от зарплаты до зарплаты) и налоговое дворянство. Ступенчатый подоходный налог — признак социального государства. Мы пока в налоговом феодализме.

Реальным стимулом для уплаты крупных налоговых сумм могло бы стать совмещение ступенчатости ставок с налоговой селективностью. Поясним: селективное налогообложение предусматривает для налогоплательщика возможность выбора направления использования отдаваемых им в казну денег. Скажем тем, кто окажется на ступеньке облагаемой 25%-ным налогом (дополнительные 5% против 20%), даётся право самим определить направление денег в казне от этих 5%. Налогоплательщик может направить их на расходы по интеграции, а может на культуру или на спорт, а то на образование или, вообще, на науку. Выбор может быть любым (показывает практика многих стран).

Думаю, предприниматели никак не глупее господ депутатов (утверждающих расходы бюджета с учётом разного рода политических обязательств партий). А политика в налоговой сфере вредит везде. У нас в том числе.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 06.03.2019


Читать полностью...



Налоговое прозрение


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-03-06

Свершилось! Налоговый администратор сменил позицию по ситуации, когда деловая поездка переходит в отпуск или наоборот — после пребывания где-либо на отдыхе налогоплательщик продолжает находиться там же, но уже по служебным делам.

Спор между представителями налогоплательщиков и налоговиками длился почти два десятилетия и напоминал споры средневековых схоластов о том, что первично: курица или яйцо. Бизнес-сообщество и его представители доказывали, что если некто (работник или член руководящего органа коммерческой структуры) поехал по делам из Эстонии в командировку в другую страну, а затем в том же городе (либо в той — другой стране) остался отдыхать (или по каким-то иным мотивам личного свойства), то суточные ему, конечно, платить надо только за дни служебной (рабочей) командировки, а оплату проезда туда и обратно рассматривать в качестве расходов связанных с предпринимательством, поскольку командировка предполагает оплату проезда из Эстонии в какую-то точку на земном шаре и возврат оттуда в Эстонию. И если человек по неважно каким личным причинам задержался в месте командировки, то вернуть его обратно за свой счёт всё же должна организация его туда направившая.

Служащие налогового департамента доказывали обратное, исходя из той логики, что если человек поехал бы куда-то по своим личным делам, то оплатил бы проезд в оба конца. А то, что у него в том же месте ещё и дела оказались, так давайте за дни, когда он занят делами, уплатим суточные, а оплату за проезд так и быть, поделим пополам: в один конец сочтём поездку связанной с предпринимательством, а вторую составляющую — личным расходом.

Такой подход существовал до конца прошлого года. И вдруг 9 февраля 2019 года на сайте Налогово-таможенного департамента появилось сообщение, что если работник едет в пункт назначения командировки на несколько дней раньше до начала командировки или возвращается позже после окончания командировки в связи с тем, что дни раньше или позже являются днями его отпуска, то отпускные дни исключаются из расчета суточных и расходов на размещение, но оплата расходов на транспорт — расход работодателя, поскольку и без отпуска работодатель должен был бы за свой счет направить работника в командировку и вернуть из командировки. Если поездка в отпуск или возвращение из отпуска работника по цене не увеличивает расход работодателя на проезд, то спецльгота не возникает. Если расход на проезд увеличивается, работодатель вправе транспортный расход без обложения налогом возместить в размере расхода на проезд в день, следующий за командировкой. Часть удорожания расхода на проезд (разность между расходом на проезд на дату после командировки и дату, выбранную работником в личных интересах) оплачивает работник сам или, если расход возмещает работодатель, эта часть подлежит налогообложению как спецльгота.

В общем, сказано всё то, о чём можно было только мечтать.

В том же сообщении содержится мысль, что если в форме командировки оформляется поездка в отпуск, не имеющая связанной с работой цели, все возмещенные работнику расходы облагаются налогами со специальной льготы.

С этим, конечно, не поспоришь. Оно и раньше так было: если возникали подозрения, что под видом деловой поездки совершался вояж на отдых (или иная поездка личного характера) и подозрение подтверждалось в ходе проверки, то все расходы понесённые на эту поездку фирмой признавались специальной льготой.

В связи с новой позицией вообще спорить не о чем. Логично, что если двухнедельные дела были в Праге, а на выходные работник съездил в Карловы Вары, то суточные и плата за проживание в выходные дни ему всё равно платятся без налогового риска, а оплата поездки Прага—Карловы Вары—Прага — его личный расход.

Неплохо при разного рода совмещениях „дела и не дела“ отразить это в распорядительном документе (который согласно постановлению правительства республики должен обязательно предшествовать любой командировке). Так проще будет обосновать разного рода коллизии. И, конечно, командировочное задание должно не противоречить здравому смыслу. К сожалению, анекдотических примеров на этот счёт множество.

Воспользуемся случаем, чтобы ответить на часто возникающий вопрос от руководителей малых фирм: как выполнить требование об издании приказа о командировке, если я сам (член правления в одном лице) туда еду? Самому себе приказать? Нет. Надо исполнить норму постановления изданием такого документа: „С (число) по (число) убываю в командировку в (место назначения). Цель командировки (изложить). Бухгалтерии предусмотреть оплату суточных в размере (за первые 15 дней) и в размере (уменьшенном, если командировка длится более 15 дней одного месяца). На время моего отсутствия функции (какие) возложить на (должность и фамилия)“.

Такой распорядительный акт поможет снять массу возможных вопросов налогового характера. Тем более в условиях, когда налоговый управляющий пошёл нам всем навстречу. За что авторам опубликованного решения низкий поклон.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 27.02.2019


Читать полностью...



Через четыре года здесь будет город-сад


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-02-27

Видный российский экономист Руслан Гринберг недавно заметил, что обнаружил новую религию — „завтрабудизм“. Её служители — политики, утверждающие, что „завтра всё будет“. Её паства те, кто в это верит. Судя по предвыборным программам партий, ищущим электоральной поддержки на эстонских мартовских парламентских выборах, у нас полно „завтрабудистов“, да ещё каких...

Мечтания о пенсиях и дорогах

Читаешь экономическую часть этих программ и удивляешься: почему даже у партий, входящих в правящую коалицию, смелые прожекты обещано реализовать „завтра, завтра — не сегодня“. Что им мешало это сделать вчера? Как и оппозиционерам, пару лет назад обладавшим полнотой власти. Впрочем, в связи с некоторыми обещаниями сердце радуется, что они не стали (и, скорее всего, не станут) реальностью.

Например, партии проявляют трогательную заботу о будущих пенсионерах. По сообщениям печати, спикер Рийгикогу социал-демократ Эйки Нестор считает: „Если мы хотим получать достойную пенсию — нужно больше откладывать, другой возможности просто нет“. Прекрасный совет, особенно в стране, где по данным статистики в 2017 году в бедности жили 22,6% жителей (а среди неэстонцев даже 28,7%). Недалеко от Нестора ушли реформисты, которые обещают дать возможность людям увеличить взносы во II ступень пенсионной системы сверх обязательного уровня. У нас, между прочим, ровно половина работающих имеет брутто-зарплату менее 1000 евро (медианный уровень конца прошлого года). При наших ценах на жильё и всё остальное — что эти люди смогут откладывать? Им бы на похороны собрать. Правда, партия соцдемов в целом по поводу пенсий обещает через 4 года довести средний размер пенсии до 700 евро в месяц. Пенсии по евросоюзовским канонам должны быть не меньше 40% зарплаты. Получается, соцдемпартия рассчитывает через 4 года на среднюю зарплату в 1750 евро. Если действительно будет так, то „лавку надо закрывать“. Это экономический крах. Совершенно прав премьер-министр, недавно говоривший о тысячной средней пенсии. Правда, его партия обещает в 2020 году добавить к пенсии 100 евро. Вроде бы нет денег на большее. Хотя любому специалисту (который не боится непопулярных у хорошо обеспеченных слоёв решений) понятно: надо ставить под соцналог финансовые доходы. В частности, дивиденды (как во многих странах). Трусоваты наши политики. В наших условиях подъём экономики возможен только за счёт роста покупательной способности малообеспеченных слоёв населения. То есть пенсионеров и половины получателей зарплат или 295 000 работающих, к концу прошлого года получавших меньше тысячи евро. Надо, наконец, переходить к ступенчатому налогообложению доходов. Неконкретно, без цифр об этом говорят только центристы. Партия реформ намерена распространить необлагаемые налогом 500 евро на всех. Неужели кто-либо из получателей дохода в 6000 или 8000 евро отдаст за них свой голос в надежде получить дополнительно 60 евро в месяц?

Трогательное единодушие у основных партий по строительству четырёхполосных магистральных дорог. Но к тому Партия реформ и „Eesti 200“ намерены строить кроме Rail Baltica ещё и туннель до Хельсинки. Хотя серьёзные эксперты считают Rail Baltica малоэффективным проектом. А насчёт туннеля важно знать намерения финской стороны. Она пока на ближайшие 4 года его не планирует. Мы, что ли, сами его будем финансировать?

Факторы роста

В то время, как Союз работодателей и Торгово-промышленная палата добиваются увеличения квот на ввоз рабочей силы, партии Isamaa и EKRE обещают действовать ровно наоборот. Конкретнее всех собирается помочь бизнесу Центристская партия: она обещает ввести должность ещё одного министра по внешнеэкономическим отношениям (!). Мало, что-ли, министра по предпринимательству (интересно бы узнать эффективность его деятельности). Если серьёзно заботиться о росте экспорта и транзита — надо хотя бы на уровне наших близких друзей — финнов строить отношения с восточным соседом (но эту тему никто в предвыборных прожектах даже не затрагивает). Так же как никто не дал себе труд разобраться, почему в рейтинге международной конкурентоспособности (WEF) Эстония с 29 места в 2015 году свалилась на 32 в 2018 году (а в 2006 мы вообще были 26). Повлияли на результат ухудшения нескольких факторов: по здравоохранению мы были на 26 месте, переместились на 54; по состоянию финансового рынка с 29 стали 46 (банки форменным образом в прошлом году измывались над бизнесом). Анализ этих данных позволил бы разработать реально значимые предложения в экономические блоки предвыборных программ. Но, увы...

Реформистская партия намерена приватизировать оставшиеся эффективные госпредприятия (будто нам мало частного „Tallina vesi“, например). Очень спорна и непонятно каким образом поможет бизнесу предлагаемая соцдемами защита миноритарных акционеров (особенно, если речь идёт о тех, кто в девяностых годах входил в круг высшего управленческого персонала и вместе с первыми лицами „прихватизировал“ предприятия, а потом главный акционер кинул остальную компанию). Фантастическую по экономической неумелости идею подала „Eesti 200“ в части объединения подоходного и социального налогов, а также страхования от безработицы в один налог и брать его с работника. У нескольких партий есть робкие (и очень неконкретные) обещания по снижению акцизных ставок (кое-кто обещает всего лишь не поднимать их дальше).

Но ни одна из партий не выдвинула ни одной проектной идеи, направленной на развитие человеческого капитала в результате быстрых экономических перемен. Нет в программах решений многократно обсуждавшихся в СМИ проблем: банковского кредитного беспредела; изменения закона о квартирных товариществах; снижения налога с оборота (снятия его хотя бы с больниц, что сразу и резко улучшит их финансовое состояние); принятия закона о первом рабочем месте и открытии социальных лифтов для молодых специалистов — список огромен.

По сути дела, исходя из уровня экономического мышления политиков, выбирать придётся „сердцем“, поскольку для рациональных размышлений они информации нам не предоставили.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 20.02.2019


Читать полностью...



Хотели как лучше


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-02-20

Ставшее крылатым „хотели как лучше, а получилось как всегда“ точно характеризует законодательные изменения, вступившие в силу с начала нынешнего года, по части налогообложения выплачиваемых в Эстонии дивидендов.

Долго примеривался, как рассказать в короткой статье о практических апектах нового порядка — но не получается. Надо было бы не только подробно комментировать новую норму закона, но ещё и познакомить читателей с утверждённой новой формой налоговой декларации (в части отражения в ней выплаты дивидендов). Да и нет во всём этом смысла, поскольку разбираться в деталях придётся предпринимателям лично (вместе с бухгалтерами). В этой истории, на мой взгляд, значительно интереснее понять логику законотворчества.

Ясное дело, побудительным мотивом произведённых изменений было желание стимулировать иностранные фирмы, владеющие существенным пакетом участия в работающих здесь коммерческих и финансовых структурах (включая банки) не исхитрятся всячески перегнать деньги от своих эстонских „дочек“ „материнским“ организациям в других странах, а выплачивать регулярно из заработанной в Эстонии прибыли дивиденды иностранным „матерям“, внося дивидендский налог в эстонский бюджет (что справедливо). Чтобы заинтересовать иностранных собственников, законодатель изменил закон о подоходном налоге, снизив ставку на перечисляемые иностранным материнским фирмам дивиденды с 20% до 14%. Вполне разумное и, наверное, эффективное решение (жизнь покажет — насколько). Но по идеологии Евросоюза в части налогового права требования к иностранным и местным налогоплательщикам должны быть одинаковыми. Однако законодатели совсем не собирались кому ни попадя уменьшать налоговую нагрузку на дивиденды. Тем более, местные предприниматели и без снижения налоговой ставки „из штанов выпрыгивают“, стараясь заменить любые выплаты физическим лицам дивидендами (поскольку они не вызывают оплаты социального налога).

Чтобы создать равные условия, законодатель в случае выплаты регулярных дивидендов местным юридическим и физическим лицам разделил налоговую нагрузку и если, например, дивиденды платятся постоянно (то есть их платили в 2018 году по итогам прошлых лет и будут платить в 2019 году по итогам 2018 или прибыли ранних лет), то в обязательном порядке 1/3 будет облагаться по льготной ставке (14/86) с удержанием 7% с получателя — физического лица. Суммарно, на первый взгляд, сумма налогов окажется, примерно, такой как была прежде. Но решающим здесь окажется слово „примерно“. Мой коллега, налоговый консультант Тимур Скоряк, сделал точные расчёты и доказал, во-первых, что налог окажется немножко больше (при крупных суммах это „немножко“ становится заметным), а, во-вторых, чтобы — например — выплатить дивиденды точно в том же размере, что был ранее, придётся распределить на дивиденды большую сумму.

Я сознательно не привожу цифры, поскольку пришлось бы грузить статью длинными расчётами (их всё равно придётся выполнять самим господам-предпринимателям на конкретных данных). Для меня существеннее, что для создания „пряника“ иностранному бизнесу местное предпринимательское сообщество нагрузили дополнительной работой. И, может, не стоило проблему эту обсуждать, если бы пренебрежительное отношение к налогоплательщикам проявилось только в этом случае. Но недавно Государственный суд рассматривал ситуацию, когда некоммерческой организации не зачли годовой отчёт, поскольку его подали не в электронной форме, а в „бумажной“. Судьи совершенно справедливо недоумевали по поводу того, что удобство работы чиновников приводит к неудобству исполнителей отчётов. А между прочим, в числе некоммерческих организаций находятся все квартирные товарищества, в правлениях которых далеко не все умеют работать в электронной среде. Им приходится либо платить тем, кто отправит отчёты, либо отправлять отчёт через нотариальное бюро (где тоже сделают это не бесплатно).

Из того же ряда надвигающаяся на многих налогоплательщиков необходимость подавать декларации за 2018 год, чтобы получить возврат переплаченного подоходного налога в связи с тем, что они не смогли точно рассчитать применение пятисотеврового необлагаемого минимума по месяцам прошлого года. В основном это будут работающие пенсионеры, многие из которых не сумеют оформить свои налоговые декларации в электронной среде и вынуждены будут ехать в налоговый департамент, чтобы декларировать доходы с помощью консультантов. Уверен, работники налоговой службы попытаются сделать эту работу с максимальным дружелюбием. Но также уверен, что всё можно было сделать без включения в процессе налогоплательщиков. Сейчас в СМИ налоговики точно называют число тех, кому доплатит государство, и тех, кому придётся доплатить в бюджет. И суммы называют. То есть всё необходимые данным для исключения процедуры личного декларирования есть в государственных структурах. Но неудобства сохранены. Зачем?

Примерами законодательных неудобств в нашем налоговом праве можно заполнить газетную полосу. История с новым порядком налогообложения дивидендов в их числе. Но поскольку „закон есть закон“, бизнес-сообществу (особенно малому бизнесу) в этом деле надо разобраться срочно, поскольку „время дивидендов“ на подходе.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 13.02.2019


Читать полностью...Комментариев:  9



Фальшивые письма FATCA


Пишет Елена Коростелёва 2019-02-14

Уважаемые коллеги! Недавно эстонские предприниматели, большей частью те, кто получил разрешение на оказание услуги коммерческого объединения, получили письмо из США с красным штампом FATCA. Действительно все выглядит похоже на правду, однако знайте, что, если вдруг какой-то из наших эстонских регистраций и налоговых обязанностей сопутствует отчетность, тем более, перед третьими лицами или третьими странами, об этом извещают нас сразу в правовом акте, не менее.

Кардис тоже получил такое письмо. Мы сделали запрос в полицию в Бюро данных об отмывании денег, и думаю, не мы одни. В результате совместных действий с НТД было выяснено, что налоговый департамент США, который упоминается в этих письмах, не имеет никакого отношения к рассылке. Просим быть внимательными и без дополнительной проверки на запросы данных от иностранных регистров, представляющихся каталогами, палатами и прочими конторами, не отвечать.

В случае сомнений можно обращаться в Бюро данных об отмывании денег, Торгово-промышленную палату, Налогово-таможенный департамент.

Извещение Эстонского налогово-таможенного департамента: https://www.emta.ee/et/usa-st-saadud-libakirjad-fatca-teemal

В последнее время многие эстонские коммерческие объединения обратились в Таможенный департамент в связи с вопросами о полученных из США письмах на тему FATCA. Заголовок письма „FATCA NOTICE“ и отправитель „US Compliance Departament“. В письмах требуют связываться с указанным офисом по телефону или письмом. По заверениям налогового управляющего США это фальшивые письма, налоговый администратор США Internal Revenue Serviсe (IRS) не рассылал таких писем. Просим сомнительные письма направлять в НТД по электронному адресу infovahetus@emta.ee и до получения пояснений на письма не реагировать.

Елена Коростелёва,
юрист


Читать полностью...



Круг помощи бухгалтерам с разным опытом работы:

Журнал «Налоги и бухучёт» 24 номера в год. Подписчики имеют право Получать скидку 15 % при оплате семинаров по актуальным проблемам бух- и налогового учёта Получать скидку 50 % при оплате книг и приложений к журналу по отдельным вопросам Бесплатно участвовать в интерактивных консультациях по вторникам с 12:30 до 14:00 Получать скидку при оплате за переводы законов и инструкций СБУ Бесплатно получать телефонные консультации аудитора по четвергам с 10:00 до 12:00 Курсы для начинающих или имеющих перерывы в работе, а также курсы обучения бухгалтерскому учёту
OÜ Kardis является партнером по карте обучения Эстонской Кассы по безработице
Бухгалтерам, имевшим большой перерыв в работе, а также специалистам с небольшим опытом работы, предпринимателям, желающим разобраться в бухучете собственной фирмы, а также тем, кто хочет освоить профессию бухгалтера: пояснения программ, порядок действий, контактные данные
OÜ Kardis on Eesti Töötukassa koolituskaardi koostööpartner
Raamatupidaja täiendkoolitus: koolituste kava ja sisu ja metoodilised selgitused

Последние добавления в платную зону:

Закон о некоммерческих объединениях

Журнал «Экспресс-консультация» № 8

Журнал «Экспресс-консультация» № 7

Журнал «Экспресс-консультация» № 6

Закон о бухгалтерском учете

Журнал «Экспресс-консультация» № 5
Квартирное товарищество: проблемы и решения
Подпишитесь на журнал „Налоги и бухгалтерский учёт. Экспресс-консультация“. Станьте подписчиком за 2 минуты!

Вы 2976369-й посетитель этого сайта

+372 645 2257, 645 2258, 645 9268, 641 8265
© 2011—2018, OÜ Kardis