Приглашаем коллег-бухгалтеров к участию в ближайших семинарах:
06.11
понедельник
10:00—16:00 Выплаты — законодательство, налогообложение, расчеты, судебные споры. Все, что надо знать бухгалтеру о выплатах
ведёт Елена Коростелёва
13.11
среда
10:00—12:00 Лекция о приеме на работу иностранцев, или «Украинский рабочий»
ведёт Елена Коростелёва
Хотите стать бухгалтером? Обращайтесь в „Кардис“! Бухгалтерские курсы по 80-часовой программе Курсы бухгалтеров
„Кардис“ проводит курсы начинающих бухгалтеров по вечерам, курсы повышения квалификации бухгалтеров — утренние и вечерние, отдельные семинары по бухучету и налогообложению.

Мы являемся официальным партнером по карте обучения Эстонской Кассы по безработице. Мы постоянно аттестованы Министерством образования и науки, и наши слушатели гарантированно получают возврат подоходного налога (20 %) от стоимости обучения, при условии заполнения налоговой декларации (если они сами оплачивают обучение, а не учатся от кассы безработных или от своей фирмы).
Новости

Приглашаем на курсы бухгалтеров-новичков


Пишет Тимур Скоряк 2019-10-10

Клуб бухгалтеров «Кардис» С 4 НОЯБРЯ (ПОНЕДЕЛЬНИК) СТАРТУЕТ КЛАССИЧЕСКИЙ КУРС ПО БУХУЧЕТУ ДЛЯ НОВИЧКОВ.

Обучение работника фирмы можно профинансировать от Кассы безработных.

Общий объем курса — 80 уч. часов, 20 занятий по 4 часа.

Время: с 16:30 до 19:45 с одним перерывом.
Дни проведения — понедельники и четверги. Время и дни не меняются более 20 лет!

Место занятий:
аудитория Бухгалтерского клуба „Кардис“, Пярнуское ш. 82–101, Таллин


Первые три занятия — Коммерческий кодекс, собственный капитал и налоговая проверка; далее три занятия — трудовое право (принятие на работу, зарплата и отпуска, сокращение); далее 13 занятий по теории и практике бухгалтерского учета и налогообложения; в конце курса контрольная работа, и последнее занятие — ошибки в стремлении налоговой оптимизации. Первые шесть лекций или три лекции (юридическая информация) можно прослушать и после окончания курса, с новой группой. Тогда можно начать курс с 14 ноября, или с 25 ноября.

Лекторы: Элеонора Теленкова и Тимур Скоряк.

Мы умеем сделать из обычного человека умнейшего бухгалтера.
Присылайте к нам своих младших коллег и будущих бухгалтеров!


Тимур Скоряк, член правления Kardis OÜ


Читать полностью...



Бизнесу выгодно свободное пенсионное накопление


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-10-02

Набирающая обороты дискуссия о судьбе второй ступени пенсионной системы, на первый взгляд, не затрагивает предпринимательских интересов. „При делах“ там, вроде бы, три участника: первый — потенциальный пенсионер, с брутто-выплат которого работодатель проводит удержание 2 % и перечисляет пенсионному фонду; второй — государство, удерживающее из платежей в первую ступень 4 % и передающее их тому же фонду; и третий — сам фонд, за спиной которого часто не просто просвечивает, а выразительно торчит банк. По логике схемы, её бенефициаром (выгодоприобретателем) должен быть человек, ради роста пенсии которого создан этот механизм. Однако анализ его результативности вызывает большие сомнения по поводу „выгоды“. Первый блин, испечённый системой обязательной накопительной пенсии в конце нулевых годов, даже не комом оказался, а просто испепелил накопленные к тому времени деньги, после чего на четыре года обязаловка была отменена и большинство её участников с удовольствием оттуда выскользнули. Но когда законодатели решили, что испуг у народа прошёл — деньги добровольно-принудительно снова потекли к держателям „II пенсионной ступени“. Об эффективности второй попытки может узнать каждый её участник, поскольку данные о накопленной ему сумме доступны (по состоянию на каждый день). С помощью нескольких молодых людей, за которых начали (по обязаловке) платить деньги в пенсионный фонд с 2010 года мы посчитали какой бы могла оказаться сумма, если бы они сами 9,5 лет складывали „в тумбочку“ по 6 % от своей брутто-зарплаты? Получилось, что накопилось бы примерно столько же, что и в пенсионном фонде (без риска снова потерять всю сумму, если разразится новый финансовый кризис).

Такой результат легко было спрогнозировать, поскольку содержание фонда отбирает ежегодно почти 1,5 % от взноса, а в целях безопасности накоплений, фонды наши оперируют с малодоходными финансовыми инструментами, то есть выгодна система её работникам и владельцам. Защитники действующего порядка не оспаривают низкой эффективности системы, но считают, что игра стоит свеч, поскольку „в тумбочке“ деньги до пенсии не долежат, а размер государственной пенсии неминуемо будет снижаться по демографическим причинам. Стариков, мол, становится всё больше (в результате улучшения здравоохранения), а работников всё меньше. Прогнозные расчёты о таком неблагоприятном возрастном соотношении, действительно, пугают, но серьёзные специалисты считают их псевдонаучным фейком. В современной экономике рассматривать национальный рынок труда как замкнутую систему, мягко говоря, неверно. Уже сегодня даже в нашей небольшой стране на десятки тысяч идёт счёт уехавших от нас работать в другие государства Евросоюза и приехавших к нам из-за его пределов. Свято место на глобальном рынке труда пустым не бывает. А количество рабочих мест по мере развития постиндустриальных экономик услуг имеет устойчивую тенденцию к росту. За доказательствами не надо далеко ходить. В 2010 году в Эстонии было 524 134 получателей зарплат (по данным Налогово-таможенного департамента). А во II квартале 2019 года их стало 585 395. Рост составил 12 % (при том, что имеется несколько тысяч вакансий). Социологи, специализирующиеся на исследовании рынка труда, опровергают утверждение, что деиндустриализация и переход к „экономике блокчейна“ ведут к сокращению рабочих мест. Возьмём снова цифры „с нашего стола“. В 1990 году в структуре эстонской экономики 39,6 % занимала промышленность, 15,7 % сельское хозяйство и 23,1 % услуги. В 2016 те же отрасли составляли: 20,9, 2,6 и 42,6 %. Услуги растут за счёт ИТ-сектора, медицины и социального обслуживания, а также образования. Пенсионеров, действительно, становится больше. Но продление „возраста дожития“ каждого человека ведёт к появлению нескольких мест в социальной сфере. Можно было бы привести графики роста занятости в образовании, гостиничном и общепитовским бизнесе, но более впечатляющим будет для коренных таллинцев визуальное сравнение комплексов ТТУ и ТУ по состоянию 1992 года с сегодняшними их учебными городками, возникшими рядом со старыми корпусами. Или сравните число гостиниц тогда и сейчас, либо количество ресторанов и кафе... А функциональное насыщение общественных пространств в городе настолько изменилось, что даже говорить о сравнении смешно.

„Экономика знаний“ создаёт иное, чем в индустриальной экономике соотношение доходов специалистов и растущего слоя малоквалифицированных рабочих мест. Но даже при этом медианная зарплата 2010 года была 620 евро, а во II квартале 2019 года стала 1156 евро. И расти она будет тем же темпом до уровня соседних стран Северной Европы. Реальная проблема рынка труда не в апокалипсическом соотношении работающего населения и пенсионеров, а в исчезновении среднего класса, когда наличие работы уже обеспечивало безбедное существование. В экономике знаний зарплаты той части работников, которую американский социолог Флорида назвал „креативным классом“ многократно выше растущего числа малоквалифицированных работников. Бунт „жёлтых жилетов“ во Франции — это как раз отражение проблем новой экономики, где взрывообразно растёт число „работающих бедных“ (с чем „старая Европа“ ранее не сталкивалась). Экономисты понимают, что растущая разница между статистической средней и медианной зарплатой отражает не качество отчётности, а разрыв в оплате труда специалистов и малоквалифицированной обслуги („ДВ“ неоднократно публиковала данные о зарплатах разных категорий работников и по этим данным нарастание разрыва легко проследить). При этом совершенно понятно, что в экономике блокчейна количество рабочих мест с невысокими квалификационными требованиями будет нарастать. В этой ситуации развитие бизнеса зависит от уровня покупательной способности малообеспеченных слоёв населения. Недавний руководитель Федеральной резервной системы США Бен Бернанке, рассматривая возможности темпов выхода американской экономики из кризиса, сказал, что если ставить задачу быстрого роста, то придётся разбрасывать доллары с вертолёта, чтобы бедные (которые ходят по улице пешком) могли покупать больше.

Потому нечего бояться, что молодые работники не станут откладывать себе на пенсию, а будут всё, что получат, тратить сразу. Каждый процент роста их покупательной способности благотворно скажется на ситуации в бизнес-среде. А что до будущей пенсии, то даже 6 % от минимальной брутто-зарплаты дадут мизерное накопление, способное обеспечить добавку к пенсии в несколько евро. То есть бенефициаром отмены обязательной накопительной пенсионной системы на самом деле окажется бизнес. И это очень хорошо для нашей экономики в целом.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 25.09.2019


Читать полностью...



Налог выбираем сами


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-09-18

Тему сегодняшней публикации подсказало письмо от бухгалтера, где говорилось: „Наша налогообязанная по налогу с оборота фирма семь лет назад купила помещение магазина, встроенное в многоквартирный жилой дом. Поэтому оно в регистровых данных имеет статус «квартирной собственности», но исходно (начиная с проекта) создавалось как нежилое, а торговое помещение: с повышенной высотой (находится на первом этаже), с большим торговым залом (более 250 кв. м) и подсобными помещениями. Мы его привели в порядок и теперь решили продать, поскольку подвернулось для нашей торговли другое помещение ближе к центру города. В этой связи вопрос: возникнет при продаже НСО или не возникнет? Советовалась с несколькими более опытными, чем я, бухгалтерами. Одни говорят — надо добавлять НСО. Другие — не надо. Подскажите, пожалуйста, как правильно поступить?“

Редкий случай, но правильны оба взаимоисключающих совета, которые получила автор письма. Потому, что закон о налоге с оборота при продаже ненового объекта недвижимости нежилого назначения (то есть объекта, который находился в эксплуатации и не попадает под понятие „нового“ из-за того, что только построен, но и по причине того, что расходы на реконструкцию его ниже определённого законом значения) даёт право продавцу самостоятельно решать: продать объект с НСО или без него.

По какой причине возникает желание не добавлять налог? Ясное дело, прежде всего, чтобы снизить цену, если приобретатель не налогообязан по НСО. А когда продавец заинтересован продать недвижимость с налогом? Если у него были сравнительно крупные вложения в объект и он зачитывал входящий в расходы налог с оборота, а со времени этих вложений не прошло десяти лет. При таких условиях продажа без НСО повлечёт за собой для продавца необходимость самому платить ранее зачтённые налоги (в убывающей пропорции). Но если принято решение о добавлении налога — надо не забыть проинформировать об этом налоговую службу. Зачем? Трудно найти тому объяснение, но закон требует.

Если обе стороны сделки обязаны по НСО, то налог лучше всего включить в цену (а НТД о том информировать), поскольку с прошлого года никаких неприятных последствий ни для одной из сторон не появится (раньше на какое-то время отвлекались деньги из оборота покупателя).

Поскольку по нынешним временам такого рода сделки вызывают т. н. обратное налогообложение, следовательно налог возникает и зачитывается только в документах без движения денег в размере налога. Продавец, выставляя счёт, помечает в нём, что совершается сделка обратного налогообложения (пишет слово pöördmaksustamine) и отмечает 20% НСО, но в итоговой строчке указывает сумму без налога. Для таких сделок в декларации по обороту (KMD) есть специальная строчка. И покупатель также заполняет специальные строчки в своей декларации. Обо всём этом подробно говорится в 3-й части статьи 16, а также в статье 41-прим Закона о НСО.

Пользуясь случаем, заодно заметим, что если бы объектом продажи являлась жилая недвижимость, то без вариантов налог с оборота не мог появиться. Жилые помещения или здания всегда и во всех случаях продаются без НСО или (если это новое строение) только с НСО. То есть, нынче найдено и отражено в законе очень удобное решение. За что всем причастным к нему сказать следует спасибо.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 11.09.2019


Читать полностью...



Не навреди!


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-09-18

Считается, в этих двух словах заключена квинтэссенция медицинской этики. Но, как по мне, надо бы такой же принцип распространять на этику госуправления. Особенно в сфере регулирования предпринимательской активности.

Цена былой свободы

Самый крутой взлёт экономики на постсоветском пространстве произошёл в Эстонии в первые десять лет после развала СССР. Уже за 2003 год внутренний валовой продукт на душу населения к 1992 году почти утроился. Рост составил около 300% (!). Оказалось, Homo sovieticus легко превратились в Homo economicus благодаря полной экономической свободе. Многие помнят драйв, с которым советские инженеры, пенсионеры и чуть ли не пионеры ринулись во все тяжкие от уличной до международной торговли. Всё шло в дело, от российских цветных металлов до имущества частей, застрявшей в Эстонии советской армии. Тем более, не далеки оказались от реалий советской жизни рыночные механизмы. Как писал нобелевский лауреат Д. Норт: „Новые социально-экономические отношения складываются и работают в качестве латентных в обречённой системе институтов официального мейнстрима“. Просто запретный „чёрный рынок“ стал явным без помощи, но и без противодействия государства, сознательно минимизировавшего свою роль.

На одной из экономических конференций создатель успешной торговой империи „Бюроомааильм“ поднялся на трибуну с тележкой для перевозки грузов в руках. На ней он впервые привёз чемодан с карандашами и школьными тетрадками, когда ему, вполне до того успешному менеджеру Таллинского экскаваторного завода, (как и всему коллективу) перестали платить зарплату. Знаю конструктора другого таллинского завода, создавшего сеть ларьков (где получили работу десятки людей), ставшего вполне успешным предпринимателем, хотя примерно в начале двухтысячных началось удушение ларёчной торговли под влиянием лобби крупных торговых сетей. Сейчас уже невозможно представить, чтобы кто-либо открыл багажник автомобиля и что-либо продавал прохожим. А почему?

Правовая удавка

Никто из „властей предержащих“ не мог и до сей поры не может объяснить мне кому мешал, например, киоск на улице Луха в двадцати шагах от Пярнуского шоссе, где я покупал воду по дороге с работы домой, и чем ларьки местных собственников хуже пришедшей извне сети „R-киосков“, монополизировавших этот сектор рынка. Ладно киоски. Кто бы объяснил, почему надо получить разрешение, чтобы играть на каком-либо инструменте в центре Таллина? Зачем к уличной музыке добавлен бюрократический аккорд? Музыкальная история интересна как символ запретительства.

Страсть чиновников всё регулировать проявляется в самых неожиданных местах. Возьмём, например, квартирные товарищества. Вроде бы абсолютно самодеятельные структуры. Но в обновлённом законе о них вдруг появилась статья „домоуправ“ (которого могут нанять товарищества), где сказано, что в этом качестве может быть только человек, имеющий профессию управляющего недвижимостью или управляющего многоквартирным домом. Требования для получения удостоверения об этих профессиях установлены инструкцией „Эстонского союза управляющих и обслуживающих недвижимость“. Чтобы союз признал кого-либо „профессионалом“ надо выполнить квалификационную работу (требования с которой занимают 6 листов убористого текста). Предстоит также тестирование. Как специалист-строитель, я убеждён: всё это способ заработать деньги странному союзу, не более того. Большая часть требований абсолютно не нужна, чтобы обслуживать дом. Непонятно, например, зачем делать резюме квалификационной работы на иностранном языке? Как и владеть эстонским языком на категорию B1. Всё это от начала до конца результат откровенного лоббирования, выливающегося в цеховые ограничения на предпринимательство.

Сплошным чиновничьим произволом представляются недавние гонения и какие-то разрешения для молодых людей, предлагающих туристам услуги „велорикш“. Чрезмерны требования к таксоизвозу и подлы ограничения в пользу отдельных таксофирм на право стоянки у вокзалов. Или считал ли кто экономический эффект от контроля автобусов (которые бригада муниципальных полицейских берёт периодически „на абордаж“)? Список преград растёт.

Народу в угоду

Вмешательство чиновников в бизнес, как правило, объясняют „пожеланиями народа“ (парафраз советского „идя навстречу пожеланиям трудящихся“). Иногда это соответствует действительности. Например, ограничить время проведения увеселительных мероприятий и работы кабаков действительно требовали некоторые „центровые“ жители. Такие ограничения „работают“ против роста туристического потока и против роста возможностей заработать у множества молодых людей. Современная постиндустриальная экономика создаёт новый „креативный класс“ (по определению американского социолога Флориды) жизнь, которого носит явно хипстерский характер. Этот молодой класс карнавализирует общественные пространства городов. Кому сегодняшний стиль городской жизни не по сердцу, есть смысл перемещаться в „райские кущи“ пригородов, где обитают богатые семьи (за деньги от продажи квартиры в центре города там разместиться можно вполне прилично).

Но наша власть предпочла запреты. Попробуйте в Таллине торговать чем-либо в том же стиле, как это делается вечерами, например, в Париже у стен супердорогих универмагов. Или разместиться на улице Виру с набором красок, создавая шедевры на глазах изумлённой публики и ей же на продажу (как делается от Барселоны и Лондона до Петербурга). Тоже, между прочим, столицы. А уже звучат голоса, что надо бы какие-то запреты вводить на электросамокаты (нанеся удар новому успешному бизнесу).

С учётом нашего опыта роста экономики нам действительно нужен законодательный запрет на любое право запрещать. Мне возразят: это откроет дорогу мошенникам. Наверное. Но не надо быть лохами (которыми оказываются, например, жители многоквартирных домов, с лёгкостью позволяющие грабить себя банковско-финансовой мафии под видом кредитования реновации домов). И никакой чиновник или политик от этой напасти нас не защищает. Как и от нынешней банковской атаки на бизнес, выдавливающей его в соседние страны. Где меньше государства и больше свободы. Как и было когда-то у нас.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 11.09.2019


Читать полностью...



Обновлён прейскурант услуг


Пишет Тимур Скоряк 2019-09-02

Клуб бухгалтеров «Кардис» Уважаемые коллеги!

С 01.09.2019 обновлён прейскурант услуг Kardis OÜ на 2019 год.

Тимур Скоряк, член правления Kardis OÜ


Читать полностью...



Суд дополняет закон


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-09-03

Строго говоря, у нас (в Эстонии) нет прецедентного права, но всё же судебная практика (по факту) абсолютно ориентируется на решения Государственного суда. Особенно в сфере налогообложения, где ситуации в бизнес-пространстве часто повторяются. Впрочем, гораздо важнее, что на решения Госсуда ориентируется Налогово-таможенный департамент (НТД) и если уж проиграет однажды по налоговому спору, то в дальнейшем по аналогичным сделкам претензий не предъявляет.

Беда нашего предпринимательского сообщества в том, что его представители как раз не отслеживают судебную практику и на лекции, где об этом идёт разговор, тоже не ходят, а потому часто „дуют на воду“ и теряют возможные выигрыши, опасаясь совершить налоговую ошибку в неоднозначной ситуации, понятия не имея о том, что НТД уже цеплялся к кому-нибудь по похожей сделке, получил от суда по рукам и в ближайшие годы претензий иметь не будет. Но руководители бизнеса (особенно малого), этого не зная, зазря теряют деньги.

Один из таких случаев касается распространённой коллизии, когда предприниматель налогообязанный по налогу с оборота ведёт строительство чего-нибудь для последующей сдачи в аренду. По закону об этом налоге сделка найма площадей — не облагаемый оборот, но собственник помещений имеет право не следовать общему правилу, а (известив о том НТД) всё-таки добавить к цене аренды налог с оборота (НСО), получив тем самым право зачитывать НСО с понесённых расходов, связанных со сдаваемыми в аренду зданиями. Но можно ли таким образом зачитывать „включённый“ налог в ходе строительства здания на том основании, что строится дом для последующей сдачи помещений в аренду и, более того, в аренду с НСО? Интереса ради я задал такой вопрос пяти бухгалтерам. Четверо сказали „нельзя“. Потому — по их мнению — что намерения не доказательство. Точно так же полагали и специалисты-налоговики, предъявившие претензию фирме, зачитывавшей налог в ходе строительства здания в общем случае явно не производственного назначения. НТД счёл, что наличие бизнес-плана о грядущем использовании площадей для сдачи в найм с НСО не является достаточным доказательством. Спор стал предметом судебных разбирательств и дошёл до Государственного суда. А тот вынес вердикт, где сказано: „Следует исходить из намерений и фактической возможности использовать помещения по тому или иному назначению <...> Если для реализации коммерческого плана нет правовых или иных препятствий и бизнес-плану можно верить, налогообязанному следует дать возможность сразу вычесть включённый НСО“. В мотивировочной части такого решения есть отсылка к похожему постановлению Европейского суда. То есть Госсуд сказал, что нет оснований не верить намерению предпринимателя. Наверное, имея в виду, что если всё же бизнес-план окажется лживым, то НТД сможет после окончания строительства предъявить претензию тоже. Никуда это здание не денется. И права предъявления претензий постфактум у НТД никто не отбирал. Решение Государственного суда, по сути, означает признание приоритета предпринимательской логики над полицейщиной.

Смысл сегодняшнего разговора не в том, чтобы помочь застройщикам не терять деньги (хотя, хорошо если кому-то статья поможет), а чтобы напомнить уважаемым господам предпринимателям и, особенно, их финансовым подручным: если создалась сложная налоговая ситуация и есть сомнения в правильности применения налогового права, то необходимо, кроме внимательного чтения закона, поискать в анналах Государственного и окружных судов: не было ли по такому же поводу специального решения? А если менеджеры и бухгалтера этого делать не умеют (чаще не хотят), тогда надо обращаться в НТД за так называемым обязывающим решением. Юристы НТД знают судебную практику и непременно учтут её при подготовке ответа. Мы взяли только один случай (часто встречающийся в жизни), но по отношению к налогу с оборота есть несколько решений очень выгодных налогоплательщику. Например, по поводу добавленного к счёту НСО фирмой, не имеющей на то право.

Обидно, когда узнаёшь, что налоговые потери возникают по халатности или по неграмотности. К сожалению.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 28.08.2019


Читать полностью...



Онкология бизнеса


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-08-21

Говорят, что денежное обращение — кровеносная система бизнеса. Если это справедливо, то — наверное — можно сказать, что у нашего бизнес-сообщества возник рак крови. Онкологические заболевания страшны тем, что развиваются незаметно, исподволь, но финал одинаков и финишная прямая коротка. Рак крови не исключение. По аналогии один американский аналитик недавно написал: „Деньги — кровь экономики, когда она перестаёт циркулировать, экономика усыхает“.

Эти сравнения абсолютно применимы к тому, что происходит сейчас в нашей финансовой системе: банки дружно и в большем количестве закрывают счета действующим в стране фирмам. Факторы принятия такого рода решений определить невозможно (точно как в случае онкологических заболеваний). Сначала казалось, что ликвидируют счета фирмам работающим на российских капиталах. Потом возникла версия, что душат фирмы, собственники которых находятся в России. Но выяснилось очень скоро, что острую неприязнь банковская система испытывает ко всем фирмам, где члены правлений — нерезиденты. А в начале лета удары посыпались на фирмы у которых и собственники резиденты Эстонии, и бизнес ничего общего с россиянами не имеет, но логистика построена таким образом, что товарные потоки не заходят в Эстонию. Появилась ещё одна версия: отказывают в обслуживании фирмам, правления которых возглавляют люди с „неправильными“ (славянскими) фамилиями. При этом ни один из вариантов не кажется абсолютным и единственно верным. Точь-в-точь как раковая опухоль: кого-то не задевает, а у кого-то развивается. И никому, нигде не дают внятных объяснений о причинах. Говорят: „Мы больше не будем ваш денежный оборот обслуживать. Закройте счёт“. При этом „банковские гранды“ (самые крупные) не утруждаются даже письмо послать, передают через операторов: мол, „от ворот поворот“. Некоторые банки, кто помельче, снисходят до переписки. Передо мною сейчас одно из таких писем, содержательную часть которого привожу ниже: „Согласно пункта 17.3 условий Договора Банк вправе расторгнуть договор расчётного счёта в очередном порядке, предуведомив об этом клиента за 1 (один) месяц. Настоящим уведомляем Вас о расторжении Договора в очередном порядке и закрытии расчётного счёта компании XXX OÜ c 26.07.2019. На сегодняшний день у Клиента имеется на счёте свободный остаток. Просим Вас более не кредитовать счёт и вывести свободный остаток со счёта компании не позднее 26.07.2019“. Подписал „старший персональный банкир“.

Почему? За какие грехи? Никаких объяснений. И, главное, что делать с деньгами? Менеджмент мечется между банками, но впустую. Никто не желает открывать счёт, если его перестаёт обслуживать один из банков.

Говорят, удаётся открыть счёт в Латвии (если туда перевести центральный офис). Некоторым удаётся, вроде бы, открыть счёт в Финляндии. Но пока где-то найдётся аэродром приземления, наступает критическая дата. Что делать с деньгами? В банках советуют перебросить на личный счёт собственника или наёмного руководителя. А как это будет выглядеть в налоговом смысле? Плохо будет выглядеть. Может быть расценено как выплата (с неизбежным налогообложением).

Выход находят единственный: кредит работнику. Процентная ставка у такого кредита сегодня исчезающе мала. Деньги с личного счёта лучше не тратить, пока где-то не найдётся банковский приют. А найдётся — кредит сразу можно вернуть. Нет сомнений, свято место пусто не бывает. Где-то, кто-то сообразит, что принявшая эстонских банковских „погорельцев“ экономика получит немалый приток денег, которые — „кровь экономики“. А что же здесь, у нас? Почему-то не бьёт в набат Торгово-промышленная палата. Не волнуется Минфин. По крайней мере, на этот счёт нет информации.

Один из прошлых премьер-министров страны запомнился бизнесу тем, что сказал примерно так: „Нам не важен транзит!“ Неужели нынешний премьер-министр войдёт в экономическую историю тем, что не обращает внимания на падение денежного оборота в стране? Пока что онкология бизнеса развивается. К сожалению.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 14.08.2019


Читать полностью...



Налоги при аренде рабочей силы


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-08-07

С одной стороны, аренда работников стала массовым явлением (особенно, в строительной отрасли). С другой, нет более запутанных отношений между предприятием, где работают „арендованные“ работники и этими самыми работниками. Особенно в налогообложении. В сфере аренды людей можно рассматривать два варианта налогообложения: когда „наши люди“ едут работать в другую страну Евросоюза в качестве арендованных и когда из другой страны Евросоюза „их люди“ едут работать к нам в том же качестве. Почему упор я делаю на перемещении работников в рамках Евросоюза? По той причине, что если речь идёт о взаимоотношениях с третьими странами (в одном или другом варианте), то эти отношения выстраиваются на иных основах, где понятие „аренда рабочей силы“ уже не при чём.

Чтобы упростить разговор о налоговых особенностях при аренде рабочей силы эстонскими предпринимателями рассмотрим пример из присланного читателем вопроса. Звучал он так: „Эстонская фирма берёт в аренду рабочих из Польши. Правильно ли мы понимаем, что польская фирма, направляющая нам работников, выставляет нам же счета за услугу, которые мы оплачиваем и на этом финансовые операции завершаются. Все отношения, связанные с платой за труд, возникают между польской фирмой и работниками, включая налоги по польским законам. У нас налоговых обязательств нет“. Ответ на такой вопрос: „Нет. Не правильно“.

Вернее сказать, такой вариант отношений с эстонским бюджетом возможен, но тогда понятие аренды рабочей силы здесь „не пришей не пристегни“. В таком случае с польской фирмой надо заключать договор подряда, а работники будут приезжать в Эстонию по командировке. Тогда, действительно, на основании договора о выполнении работ расчёты будут идти между фирмами и как осуществляется плата за труд в польской предприятиями мы можем позволить себе не знать.

А в случае, когда польская фирма не имеет отношения к организации работы в Эстонии, не осуществляет руководства людьми в ходе работ, а все эти распорядительные функции за арендатором рабочей силы, который в налоговом смысле выступает в роли работодателя и на нём лежит обязанность вычета и декларирования, а также перечисления в бюджет подоходного налога с нерезидентов. Этот же арендатор (эстонская фирма) обязан регистрировать арендованных работников в регистре работ (там для арендованных работников установлен специальный порядок). При этом оплата подоходного налога является обязанностью эстонского предприятия независимо от того как реально попадают деньги на счета работников: от польской фирмы либо перечисляет им деньги местный предприниматель. Подоходный налог платится здесь. А социальный налог у нас в стране не возникает. Потому что у арендованных работников есть справка по форме A1, свидетельствующая, что где-то (в другой стране Евросоюза) по отношению к работнику осуществляется социальное страхование. Именно по этой причине аренда рабочей силы — механизм внутренний для Евросоюза.

Иногда этим термином пользуются шире, но это уже вольное и неточное его применение. В связи с использованием арендованных работников надо помнить, что в смысле организации их труда и особенно заботы о безопасности ведения работ вся ответственность лежит на той организации, которая работников арендовала. То есть начиная от вводного инструктажа и до спецодежды, а также механизации работ. Неприятности при несчастном случае на производстве у фирмы арендатора окажутся ничуть не меньшими (а скорее всего даже большими), чем в аналогичных случаях с наёмными местными работниками. А возвращаясь к налогам, отметим, что применительно к арендованным работникам действуют также нормы наших законов о специальных льготах.

В общем, вся выгода только в избавлении от налогообложения социального характера. Что немало с позиций эстонского бизнеса, но всё-таки не освобождает его от налоговых обязанностей.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 31.07.2019


Читать полностью...



Теневую экономику выращивает власть


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-07-17

„Что трудности, когда мы сами себе мешаем и вредим“. Это из „Фауста“ Гёте. То есть, не у нас первых таким образом ведутся дела.

Налоговая психология

Отчего „кое-где у нас порой“ некоторые люди исхитряются уходить от налогов? На первый взгляд, по той причине, что налоги большие. Но практика многих стран, где налоги выше наших, свидетельствует: бегут от них, если считают налоговую нагрузку несправедливой либо когда кардинально не согласны с направлениями расходования бюджетных средств.

Сразу заметим: в Эстонии довольно высокая налоговая дисциплина, хотя нам далеко до шведов или датчан, где налоги круче наших, но уклоняться от них жители этих стран считают ниже собственного достоинства. Теорией и практикой налогообложения многократно доказано: тотальный контроль и жестокость наказаний за неуплату налогов не обеспечивают исполнения налоговых законов. Мы, конечно, не сталкивались с „маски-шоу“ вооружённой автоматами налоговой полиции (что не редкость на постсоветском пространстве), наоборот, наш опыт дал примеры, когда снижение налоговых ставок или отказ от контроля приводили к росту бюджетных поступлений. Так было в начале 2000-х, когда обнулили налог с прибыли предприятий, и так происходит сейчас с налогами от использования служебных автомобилей для личных поездок. Много лет чего только по этому поводу не придумывали. Аналог путевых листов вводили, контрольные сверки километража пробега с расходом топлива делали — а с начала прошлого года контроль за уплатой такого налога, практически, не ведут (хотя в законе довольно жёсткие правила есть). И, что интересно, многие предприниматели без нажима декларируют и платят немалые суммы налогов, признавая наличие личных поездок. Как сказал один знакомый: „Из чувства самоуважения. Мне нравится, что меня не ловят, и я не хочу в ответ на доверие плевать налоговикам на спину“.

Но, к сожалению, наша практика даёт примеры иного рода, когда законодатель активно стимулирует стремление уйти в налоговую тень.

Государство в роли наперсточника

Например, по закону о налоге с оборота — если сделка по оказанию услуг или продаже товара состоялась и от одного лица другому выставлен счёт, то фирма-поставщик либо исполнитель услуг обязана уплатить налог с оборота (20% от цены сделки) независимо от того, получены по счёту деньги или нет. Известны примеры банкротств по этой причине. Но законодатель неумолим. И сам бог велел в этом случае закон обойти из-за его явной несправедливости. По той же причине не исполняют налогоплательщики закон о подоходном налоге от продажи квартир. Мне, скажем, всегда страшно объяснять какой-нибудь старушке, что у неё законно требуют отдать в бюджет 20% полученных от продажи квартиры денег, поскольку после смерти мужа (на которого квартира была приватизирована) она год жила у дочери, а квартиру сдавала и честно платила налог от арендной платы. Но понадобились деньги на операцию и квартиру продала. Страшно, что хлопнется бабушка в обморок, поняв свою ошибку: не платила бы налог с аренды — кто бы узнал, что она не использовала квартиру для собственного проживания. И если бы муж её перед уходом из жизни продал жильё, налога бы тоже не было. „Как же так, — сокрушалась одна пожилая женщина. — Мы ведь с мужем прожили в этой квартире 50 лет и такая несправедливая разница в правах: он бы продал — нет налога (поскольку он приватизировал), я продаю — отдай налог, да ещё такой большой“.

Именно по этой причине наследники собственников приватизированных квартир не легализуют аренду жилья, чтобы в случае продажи квартиры правдами или неправдами доказывать собственное там проживание. Расчёты показывают, распространи законодатель освобождение от налога на продажу приватизированных квартир наследниками — бюджет получил бы весомую прибавку от налога с арендных платежей.

Когда „без радости любовь“

Много лет мне пришлось участвовать в работе комиссий по повышению уплаты налогов в Нарве и Маарду. Труднее всего было объяснять отдельным нарушителям закона, что их согласие получать „теневую“ зарплату обернётся для них же маленькой пенсией. Не потому трудно, что математику не воспринимали. А по той причине, что обида на государство для многих оказывалась сильнее расчётов. Например, почти всегда спустя месяц-другой после налёта на фирму (где все говорят на русском) языковой инспекции и владельцы, и работники в трогательном согласии уводили в тень взаиморасчёты по зарплате, чтобы не платить налоги с больших сумм, чем требует закон о минималке. Предприниматели-неграждане чаще применяют различные схемы оптимизации налогообложения. Кто бросит в них камень, понимая, что государство дискриминирует их в правах. И не потому ли недавно опубликованный анализ Налогово-таможенного департамента показывает, что из-за выплат „конвертных“ зарплат бюджет недополучает почти 90 млн евро.

Формулировке „нет налогов без представительства“ более двухсот лет и нет учебника по налоговому праву, где бы не говорили об истории появления этого лозунга. Но, увы, книги не работают сами по себе, хотя в тех же учебниках можно было найти примеры неудач борьбы с пьянством „в одной отдельно взятой стране“ с помощью налогов без понимания целостной ситуации на общем экономико-географическом пространстве. Есть научно обоснованная „кривая Лаффера“, показывающая обратную зависимость между собираемостью налогов и их ставками. Существуют построенные на этой теоретической базе, алгоритмы расчёта темпов роста теневой экономики в зависимости от увеличения налоговой нагрузки на малооплачиваемые слои населения. Впрочем, без всякой теории Швейк сформулировал народную мудрость примерно так: „Правительство, поднимающее цены на пиво, долго не усидит“.

Практика многих демократических стран свидетельствует, что теневая экономика как шагреневая кожа сокращается только по мере роста ощущения массой населения справедливости налоговой системы. Сейчас у нас сложилась удачная ситуация: у власти правительство популистов. А термин популизм далеко не всегда несёт на себе негативный оттенок. Это может означать принятие властью решений поддерживаемых абсолютным большинством населения, которое достаточно хорошо чувствует: государство — это мы или это — они. Длина экономической тени от реальности той или иной формулировки зависит напрямую.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 10.07.2019


Читать полностью...



Логистика влияет на налоги


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-07-17

Казалось бы, заботы местного производителя кончаются сделкой продажи товара. Особенно выгодной, если товар идёт на экспорт. Но как раз с экспортом не всё просто.

Конкретизируем проблему рассмотрением примера. Ситуация на одном из таллинских предприятий сложилась такая: белорусская фирма приобрела у эстонского производителя товар, который на собственном транспорте увезла в Латвию, а из Латвии повезла товар дальше к себе в Белоруссию. Оформление экспорта делалось через латвийского таможенного брокера при том, что экспортёром была названа сама белорусская компания (которая ни в Эстонии, ни в Латвии и ни в одной из стран Евросоюза не была зарегистрирована обязанной по налогу с оборота или, как говорят профессионалы, не имеет VAT-номера).

Выбранная приобретателем товара схема транспортировки и оформления экспорта никаких законов не нарушает и вполне реализуема (что и доказано „по факту“). Но проблемы возникли у эстонского производителя и продавца товара, который по сути сделки осуществил экспорт, а по форме экспортёром не стал. Соответственно, у него продажа оказалась обычной внутригосударственной хозяйственной операцией с обычным 20%-ным налогом с оборота. А налоговое счастье было легко достижимо. Надо было только договориться с белорусской фирмой, чтобы она открыла в Эстонии экспортную декларацию, а затем, перевезя купленный товар в Латвию, закрыла бы там экспорт при вывозе товара из Латвии в Белоруссию (или в любую третью по отношению к Евросоюзу страну). При такой схеме товар бы двигался по выбранному покупателем логистическому маршруту, но эстонский продавец оказался бы экспортёром и он мог бы декларировать экспорт. В результате ставка налога с оборота оказалась бы у него нулевой. Белорусской фирме ничего бы не стоило начинать процедуру экспорта в Эстонии. Но похоже, что о такой возможности и порядке оформления документов обе фирмы оказались неосведомлены. Эту историю мы рассказали, поскольку она отражает частый случай.

В конкретной ситуации (о которой идёт речь) пострадал эстонский предприниматель. Он был уверен, что участвует в экспорте и соответственно выстроил цену. То есть 20% НСО не легли на кошелёк покупателя, а снизили доход эстонского производителя. Ничего не поделаешь, за незнание приходится платить. Конечно, можно было перебросить налог на белорусскую фирму, которая могла бы затем попробовать ходатайствовать о возврате уплаченного налога. Но могли бы в таком ходатайстве и отказать. Да и нечего белорусам беспокоиться. В цепочке участников неприятности возникли только у эстонского участника. Потому при такого рода обстоятельствах именно эстонской фирме целесообразно разобраться в правовой стороне вопроса, а затем оформлять документы.

Похожие ситуации возникают у эстонских производителей, которые сталкиваются с вывозом их товаров от случая к случаю и они не понимают, что необходимо понять дальнейшее движение выпущенной за ворота продукции. Особенно, если осуществляется её самовывоз покупателем. Если, конечно, фирму интересует налоговая перспектива.

Не станем вдаваться в детали оформления открытия экспортной декларации в Эстонии и закрытия в другой стране Евросоюза. Любой таможенный маклер эту бумажную процедуру совершит, что называется, в одно касание.

Самовывоз товара из Эстонии происходит и между предприятиями, находящимися в странах Евросоюза. В таком случае экспортная декларация отсутствует. Но уход от внутреннего налога с оборота возможен. Впрочем, на этот счёт у нас уже был разговор. Решение тоже в оформлении документов.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 10.07.2019


Читать полностью...



Есть ли счастье в неучастии


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-07-03

В советские времена был популярен такой анекдотический диалог: „Имею ли я право?“ — „Да. Несомненно!“ — „Значит, я могу?“ — „Нет. Ни в коем случае“. И все смеялись, понимая, речь идёт о советском двоемыслии.

Сегодня в нашей благословенной стране старый анекдот вполне „работает“ по отношению государства к той части населения, которая говорит и думает на русском языке, формально имея одинаковые права с говорящими по-эстонски, а на деле... Предлагаю посмотреть, как эти права реализуются по отношению к тому, что называется гражданским обществом.

Оно нам надо?

По умным книгам судя (от школьных учебников обществоведения до академических словарей) только максимальная вовлечённость населения в деятельность гражданского общества обеспечивает демократическое развитие страны и рост социальной ответственности её жителей. И только развитое гражданское общество позволяет максимально самореализоваться креативной части населения (особенно молодёжи), поскольку только в таком обществе с полной нагрузкой работают социальные лифты. В тех же книгах говорится, что ограничения доступа к институтам гражданского общества для отдельных групп населения маргинализирует их, снижая потенциал развития страны и порождая деструкцию.

Эта умная фраза в переводе на человеческий язык означает, что дискриминация любой группы населения в смысле её общественной активности вредит государству и людям, которые вместо пользы могут приносить вред, а в наших условиях часть молодых и талантливых говорящих на русском языке молодых людей попросту „делает ноги“. И уж точно молодые и старые на неприязнь со стороны власти отвечают ей тем же в самых разных формах.

Думаю, не только мне известны десятки таллинцев и нарвитян, опыт и образование которых не востребованы „здесь и сейчас“. При этом мало кто из них по этому поводу комплексует, выработав за постсоветские годы стандарт поведения, о котором один нарвский таксист в разговоре по поводу ухода от налогов сказал: „Недавно меня мордовали какие-то тётки из языковой инспекции. Неужели после этого я буду ещё платить налоги на их содержание?“

Новости гражданского общества

Так называется выходящий в интернете на русском языке (с интервалом в две недели) дайджест информации Союза общественных объединений Эстонии. Издание интересное и абсолютно прозрачно объясняющее русскоговорящей части населения где её место в существующем гражданском обществе.

Откроем, например, выпуск от 5 июня. Там всех желающих приглашают для обсуждения долгосрочной стратегии „Эстония-2035“, чтобы „согласовать основные цели страны и способы их достижения“. Дальше сказано: „Более подробная информация о составлении стратегии и её публичных обсуждениях доступна на сайте госканцелярии“. Надо ли говорить, что на указанном сайте всё только на эстонском языке. Что называется, других „Не ждали!“ В предыдущем номере (от 23 мая) сообщается о публичных дискуссиях по развитию Таллина (где полгорода говорит по-русски). Короткая информация кончается словами: „Подробнее о темах и других деталях см. здесь“. Жму „здесь“. Вижу большой текст с датами, вопросами и даже картинками, но... всё на эстонском. Опять нас „Не ждали!“ В том же выпуске информация самого Союза некоммерческих объединений: „Гражданское общество в рабочем плане нового правительства“. Есть ссылка, где можно полный текст читать, но только на эстонском языке. Так номер за номером и год за годом.

Бывает, правда, кое-какие „мероприятия“ и на русском языке. На Северо-Востоке проходит обучение предпринимательству: составление бизнес-планов и всё такое прочее. Правда, непонятно, какое отношение это имеет к гражданскому обществу. Наверное, кто-то энергичный сумел под такую учёбу отхватить финансирование из „котлового довольствия гражданского общества“. А как там появляются деньги?

„Откуда деньги, Зин?“

В апрельском выпуске дайджеста интересная информация: „Целевой капитал гражданского общества (KÜSK) объявил конкурс «скачка в развитии» общественных объединений 2019 года“. Будет распределяться сумма в 420 000 евро. После десятка строчек об этом непременное: „Подробные условия, формы для подачи заявки и вспомогательные материалы... доступны здесь“. Жмём. И открывается, как читатель догадывается, длинный текст на эстонском языке. Заявки надо подавать также на эстонском.

Между прочим, мы (которых „Не ждали!“) в этом финансировании как налогоплательщики тоже участвовали. Если кто думает, что поддержка гражданского общества недорого стоит — ошибается. Не стану грузить читателя цифрами, но замечу: речь идёт о более, чем сотне миллионов евро (правда, туда входят не только бюджетные деньги, но и средства еврофондов). Не о том речь, что денежки уходят только в совершенстве владеющим эстонским языком гражданским активистам. Пускай. Для толковых людей денег не жалко. Проблема в другом: не нужны Эстонии, оказывается, мысли высказанные на русском. Здесь опытный читатель разочарованно вздохнёт, мол, тоже мне открытие... И что автор предлагает? Создавать два гражданских общества? Нет. Более того, думаю, что идея т. н. интеграции в контексте нашего разговора — тоже пустой номер (хотя под этой крышей перемалываются огромные бюджетные средства). Всё проще и дешевле. Человечество давным-давно в странах с разноязыким населением эту проблему решило. Требуется просто обеспечивать перевод. Везде, где принимаются решения жителями страны-билингва. Хоть на массовых форумах, хоть в квартирных товариществах. Между прочим там, где деньги зарабатываются, никто не надеется на „интеграцию“. В банках, например. И если наше гражданское общество когда-нибудь озаботится целостностью, то в информационных текстах должно появиться: „рабочие языки эстонский и русский“. Только и всего. Без этого мы, говорящие на русском языке, свободны от забот о настоящем и будущем страны. Поскольку в диалоге гражданского общества с государством не участвуем.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 26.06.2019


Читать полностью...



Есть ли налог на шикарную жизнь?


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-06-26

Тема эта возникла из бухгалтерского вопроса по поводу возможности появления налогового риска в таком случае: руководитель фирмы (в которой бухгалтер работает) поехал по служебным делам из Таллина в Курессааре, где на трое суток поселился в спа-отеле. Услуги спа в этом отеле входят в стандартную цену проживания (независимо от того, пользуется ли водными процедурами жилец). Бухгалтера волнует, не может ли какая-то доля стоимости проживания в отеле рассматриваться в качестве специальной льготы? В самом деле, какими бы ни были служебные заботы, обусловившие поездку руководителя фирмы на Сааремаа, вряд ли они требовали от него непременных омовений в бассейнах и банях для достижения полной телесной чистоты.

Но несмотря на такие вполне логичные соображения здравого смысла, риск влететь в специальную льготу отсутствовал, поскольку ключевым условием в этом случае была недифференцированная стандартная цена проживания. То есть независимо от того, пользовался ли командировочный услугами спа-комплекса или не пользовался — стоимость суточного пребывания в гостинице изменить было невозможно. Эти услуги, так же как завтрак, составляли один пакет с предоставляемым правом на ночлег.

Вопрос о правомерности выбора цены гостиницы одно время законодатель пытался регулировать (вводя предельную не вызывающую налогообложения стоимость проживания в норму закона о подоходном налоге), но существовало такое ограничение недолго. Ведь выбор отеля далеко не всегда определяется желанием командированного работника заполучить максимальный комфорт. Часто решающим условием этого выбора является наличие или отсутствие мест с ценой подешевле. Немаловажно также расстояние от гостиницы до места исполнения рабочего задания. И вообще, явным административным перебором веяло от стремления государства регламентировать какого типа койка является допустимым (по налоговым ограничениям) прокрустовым ложем. Проблема уровня комфорта возникает периодически у некоторых бухгалтеров и предпринимателей не только по поводу платы за гостиницу или приобретения билетов на перелёт, например, бизнес-классом. Похожие вопросы задают по поводу оформления служебных интерьеров, а также приобретения дорогих автомобилей представительского класса.

Сегодняшняя налоговая практика не имеет прецедентов возникновения претензий к предпринимательским структурам по этому поводу. Регулирует уровень расходов на все эти цели только финансовое положение фирмы, а также отношение к такого рода тратам собственников. Налоговый управляющий не вмешивается. Правда, в Законе о подоходном налоге в перечне несвязанных с предпринимательством выплат (вызывающих налогообложение) числится „приобретение несвязанного с предпринимательской деятельностью имущества“ (статья 52, часть 2, пункт 1), но привести хотя бы несколько примеров тому непросто. Поскольку даже явно несовпадающее с текущими функциями фирмы приобретение может вполне заработать при реализации, например, бизнес-плана, рассчитанного наперёд.

Всё-таки грань налогового риска проходит между расходами направленными на удовлетворение личных потребностей работников и членов правлений и расходами связанными с исполнением служебных обязанностей. И если эти обязанности исполняются таким образом, чтобы человеку было комфортно на рабочем месте или на выезде — это не может вызвать налоговых претензий. С одним небольшим, но существенным примечанием: надо уметь ситуацию объяснить. И ещё лучше иметь соответствующий комментарий, утверждённый распорядителем средств, к первичному документу. Что касается приобретения имущества, использование которого возможно как для служебных так и личных нужд работников, а учесть реальное соотношение такого использования крайне сложно (иногда невозможно), то лучше всего относить к предпринимательству 50% расходов. Такой подход, наверняка, исключит даже гипотетическую возможность появления претензий. Принцип прост: делиться надо!

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 19.06.2019


Читать полностью...



Есть повод выпить


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-06-19

Может быть не сразу, а после 1 июля, когда снизится акциз на алкоголь (в результате пол-литра водки подешевеет на полтора евро). Такая новость не только хороший повод отметить это дело, но и причина поговорить вообще о нашей акцизной и налоговой политике в целом.

Чем меньше доход, тем жёстче налоговый пресс

Акцизы и налог с оборота в налоговой теории относятся к т. н. косвенным налогам (в отличие от прямых налогов, которые носят адресный характер, то есть зависят от финансового положения налогоплательщиков).

Косвенные налоги имеют ряд несомненных достоинств (с позиций наполнения казны). Во-первых, они легче собираются. Фактически это делают продавцы товаров или услуг. Как налог с оборота, так и акциз входит в цену, а из общей суммы платежа их „достаёт“ и отправляет в государственную кубышку продавец. Во-вторых, эти налоги легче контролировать (по той же причине). Но есть у них два крупных недостатка. Прежде всего, в том, что тяжесть от такой налоговой нагрузки не одинакова у различных по материальному положению слоёв населения. Ясное дело, налог с оборота в 20% для семьи, которая живёт от зарплаты до зарплаты (то есть всё, что получает, то и тратит) отнимает пятую часть возможных покупок. А там, где тратится на потребление половина получаемых за месяц денег в налог уходит только 10% от месячного совокупного дохода. То же и с акцизами. У семьи пенсионеров каждые пятьдесят евро, потраченные на заправку автомобиля топливом (для поездок на дачу) существенный расход, уменьшающий возможности приобретения еды и одежды, например. А для хорошо обеспеченных семей те же пятьдесят евро — ничего не значащая величина. Потому косвенные налоги во всём мире считаются социально несправедливыми и их действие стараются смягчить. Где снижают ставку налога с оборота на социально значимые продукты и товары (молоко, хлеб, крупы, а также детское питание и одежду для малышей). Где вводят дотации для малоимущих (используя механизм специальных карточек, для предъявителей которых цена базовых продуктов уполовинивается, а доплачивает продавцам казна). Такие меры применяются не только для социальной защиты бедных слоёв, но и в целях поддержки экономического роста, поскольку быстро нарастить потребительский спрос могут только малообеспеченные слои населения. Богатые без всякой поддержки приобретают всё чего душа пожелает. Справедливость этого утверждения доказала наша собственная практика прошлого года. За счёт ступенчатости необлагаемого минимума были увеличены доходы бедных семей (почти четверти всего населения) и сразу экономика пошла в рост. Ещё одно положительное для экономики явление (связанное с низкими ставками косвенных налогов) срабатывает в странах Евросоюза в связи с отсутствием между его странами таможенных границ: снижение этих налогов способствует росту продаж на экспорт. Это мы в полной мере ощутили тоже в прошлом году как раз на объёмах продаж алкогольной продукции. Кстати сказать, по этой причине уже который год ведутся разговоры об унификации в Евросоюзе ставок налога с оборота и предельных (нижних и верхних) акцизных ставок. Но снижение косвенной налоговой нагрузки требует одновременного увеличения прямых налогов, что означает прежде всего введение ступенчатого подоходного налога.

Податное сословие против налогового дворянства

Нынешняя правящая коалиция в экономическом смысле позиционирует себя как левоцентристская, отражающая интересы небогатой и среднеобеспеченной части населения. В привычном политическом раскладе три правящие партии относят к правому спектру из-за их националистической направленности и социального консерватизма, а также нетолерантности к меньшинствам. Ничего удивительного в таком сочетании нет. В Европе тридцатых годов прошлого века имелись яркие образцы похожей политики.

Из скупой информации об экономических планах правящей коалиции непонятно: снижение акцизов на спиртное — всего лишь популистский жест или знак развёртывания социально ориентированной экономической политики. Само по себе уменьшение акцизов на греховное потребление (алкоголя и курева) экономический результат даст в экспортно-импортной сфере и уменьшении контрабандной торговли (тоже деятельности далеко не безгрешной). Возьмёт ли за пример в налоговой системе нынешняя власть опыт северных соседей (в первую очередь шведов) — пока не ясно. Но если рискнёт, то широкая электоральная поддержка этой власти на любых следующих выборах гарантирована. С этой целью перво-наперво необходимо снять раздражение от недостатков медицинского обслуживания. Достигнутое обществом активное долголетие повысило нагрузку на сферу здравоохранения. Оставим в стороне назревший разговор о разумности действующей системы и обратимся к налоговой стороне дела.

Сегодня наши больницы и поликлиники являются неналогообязанными по налогу с оборота. Это означает, что платная (очень незначительная) часть их услуг не облагается таким налогом. Но в то же время сами они платят за полученные услуги цену включающую 20%-ный налог. Прежде всего, это касается коммунальных услуг, электричества, всех видов моторного топлива и т. п. А любая современная больница (и другие медицинские структуры) потребляют такого рода ресурсы не в меньшем объёме, чем хороших размеров завод. Сняв эту долю нагрузки (освободив для медицинских учреждений коммуналку от налога), правительство сразу бы облегчило финансовое положение лечебной сферы. Вторая проблема здравоохранения — нехватка врачей и медперсонала. Никуда не деться — в Эстонии благосостояние этих категорий работников должно расти быстрее других. И готовить их надо больше (с учётом открытого европейского рынка труда). Решение можно искать не только лобовым повышением зарплат (хотя без этого всё-таки не обойтись), но также путём переноса части расходов медиков на бюджетный счёт. Источник средств для этих новаций один — дифференциация налогов (с учётом распространения какой-то части социального налога на дивиденды и некоторые другие виды доходов кроме трудовых). Впрочем, это уже технология. Важно, чтобы власть рискнула менять систему налогов.

Как видите, уважаемые читатели, выпить в июле нам будет за что. Ваше здоровье, друзья!

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 12.06.2019


Читать полностью...



Член правления покупает


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-06-12

Под этим названием объединено два вопроса, часто возникающих в общении с бухгалтерами и руководителями небольших фирм.

Первый — касается ситуации, когда покупка совершается членом правления у своей фирмы. Второй — когда член правления приобретает за личные средства что-то для фирмы.

Первый вопрос чаще всего задают в связи с покупкой у фирмы легкового автомобиля. Частный случай такой сделки описал автор недавно полученного нами письма. Ситуация, по его словам, такова: некоторое время назад он обратился в лизинговую компанию для приобретения автомобиля. Но там ему отказали, поскольку у него постоянный доход состоял из платы за участие в правлении в размере необходимом для медицинского страхования (то есть ниже минималки). Главные деньги (позволявшие купить не только машину) он получал в виде дивидендов (экономя таким образом на социальном налоге). С учётом структуры доходов, а также вполне приличной прибыли у фирмы ему посоветовали оформить лизинг на предприятие с тем, что потом он как-нибудь автомобиль этот выкупит. Всё прошло, как по писанному. Машина стала служебной. И теперь он спрашивает: не возникнут ли налоговые риски, если фирма продаст ему автомобиль „в лизинг“ по рыночной цене. Последнее, конечно, очень важно. А слово лизинг в этой ситуации от лукавого. Поскольку речь, по-видимому, идёт о продаже в рассрочку. Лизинг понятие, как говорят экономисты, „занятое“ и подразумевает конкретную сделку с тремя участниками: собственником имущества, покупателем (неспособным сразу уплатить всю сумму за это имущество) и лизинговой компанией, которая продавцу (собственнику) имущества уплатит деньги сразу, а покупатель будет ей платить по согласованному графику с определённым процентом сверх цены. И, на самом деле, такая схема лучше всего подошла бы к сделке, которую замыслил член правления. Поскольку продажа фирмой ему автомобиля в рассрочку по экономической сути является предоставлением кредита члену правления, что не очень хорошо смотрится с позиций коммерческого кодекса и налогового права. Согласится ли на оформление лизинговой сделки соответствующая компания? Думаю, нет причин ей этого не сделать. Насколько удорожит такое оформление стоимость приобретения автомобиля? Этот вопрос вполне можно отрегулировать при формировании конкретного графика взаимных платежей.

Второй вопрос неожиданный. Но вполне, на мой взгляд, логичный. Другой член правления маленькой строительной фирмы озаботился тем, что по действующему закону о защите прав потребителя при покупке различных механизмов, материалов и всего прочего права на предъявление претензий к магазину не одинаковы у юридических и физических лиц. Искать логику в таком неравном отношении к покупателям бессмысленно. Торговля сумела лишить покупателей — юридических лиц права на замену купленного некачественного предмета либо вообще возврата его торговцу, если после сборки и после начала использования выявится, что купили полное... сами знаете что. Мой корреспондент спрашивает: может ли он приобрести что-либо как физическое лицо для использования покупки фирмой, но сохраняя за ним права покупателя — физического лица? Почему нет.

Часть 3 статьи 12 Закона о подоходном налоге разрешает без налогового риска компенсировать лицу документально подтверждённую стоимость покупки имущества при передаче его юридическому лицу (естественно, при наличии необходимости в этом предмете у юридического лица и доказательности использования в предпринимательстве). То есть вполне достаточно составить акт приёмки — передачи имущества от физического лица к юридическому лицу и можно деньга за покупку имущества этому физическому лицу вернуть.

Правда, фирма не сможет зачесть входящий налог с оборота. Но в конкретном рассматриваемом случае этой проблемы не было, поскольку маленькая фирма автора письма неналогообязанная. Зато, если купленное имущество (а речь шла об электроинструменте) окажется, мягко говоря, не очень работоспособным, „права качать“ сможет физическое лицо (которое совсем не обязано извещать продавца каким образом и кто купленной вещью пользовался). Когда я пытался выяснить у специалистов по защите прав потребителей в чём смысл неравных прав у покупателей, мне сказали, что если речь идёт об инструменте, то любой продавец объяснит разницу между техникой для профессионального использования и любительского. Но это, явно, объяснение „от лукавого“. Грань здесь трудноопределимая. Понятно, что имеется в виду соотношение цена — качество. Но всё же при любой цене то, что продаётся должно работать (или отвечать каким-то требованиям), что далеко не всегда случается. В общем, закон заставляет ловчить и сделать это, возможно, вполне успешно.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 05.06.2019


Читать полностью...



Электронные счета: кратко о важном


Пишет Елена Коростелёва 2019-06-14

Теперь уже каждый знает, что, начиная с 1 июля 2019 года учреждениям и предприятиям публичного сектора следует выставлять электронные счета, то есть, созданные в машинном формате дигитальные счета, автоматически вносимые в систему бухгалтерского учета принимающего счет субъекта.

Речь идет не о счете в формате PDF, который можно отправить электронной почтой партнеру по сделке. Э-счет — это созданный для машинной обработки файл, при акцепте которого вся содержащаяся в нем информация автоматически разносится по соответствующим регистрам и конто.

Публичный сектор

К публичному сектору относятся:

• Государство и государственные учреждения

• Местные самоуправления

• Учреждения подразделений местных самоуправлений

• Публично-правовые юридические лица

• Целевые учреждения (SA), некоммерческие организации (MTÜ), коммерческие объединения (OÜ, AS) с государственным участием

Чтобы проверить, входит ли ваш партнер по сделке в число тех, кому следует выставлять исключительно э-счета, пройдите по адресу: https://saldo.fin.ee/saldo/partnerManagement.action и загрузите файл в формате Excel (правый верхний угол: lae XLS). В файле содержится полный перечень организаций и предприятий публичного сектора.

Версия файла от 14.06.2019.

Елена Коростелёва, юрист


Читать полностью...



Круг помощи бухгалтерам с разным опытом работы:

Журнал «Налоги и бухучёт» 24 номера в год. Подписчики имеют право Получать скидку 15 % при оплате семинаров по актуальным проблемам бух- и налогового учёта Получать скидку 50 % при оплате книг и приложений к журналу по отдельным вопросам Бесплатно участвовать в интерактивных консультациях по вторникам с 12:30 до 14:00 Получать скидку при оплате за переводы законов и инструкций СБУ Бесплатно получать телефонные консультации аудитора по четвергам с 10:00 до 12:00 Курсы для начинающих или имеющих перерывы в работе, а также курсы обучения бухгалтерскому учёту
OÜ Kardis является партнером по карте обучения Эстонской Кассы по безработице
Бухгалтерам, имевшим большой перерыв в работе, а также специалистам с небольшим опытом работы, предпринимателям, желающим разобраться в бухучете собственной фирмы, а также тем, кто хочет освоить профессию бухгалтера: пояснения программ, порядок действий, контактные данные
OÜ Kardis on Eesti Töötukassa koolituskaardi koostööpartner
Raamatupidaja täiendkoolitus: koolituste kava ja sisu ja metoodilised selgitused

Последние добавления в платную зону:

Журнал «Экспресс-консультация» № 20

MOSS. По состоянию на 01.01.2019

Журнал «Экспресс-консультация» № 19

Журнал «Экспресс-консультация» № 18

Журнал «Экспресс-консультация» № 17
Квартирное товарищество: проблемы и решения
Подпишитесь на журнал „Налоги и бухгалтерский учёт. Экспресс-консультация“. Станьте подписчиком за 2 минуты!

Вы 3179696-й посетитель этого сайта

+372 645 2257, 645 2258, 645 9268, 641 8265
© 2011—2018, OÜ Kardis