Приглашаем коллег-бухгалтеров к участию в ближайших семинарах:
15.12
пятница
16:30—19:45 Курс подоходного и социального налогов для начинающих
ведёт Тимур Скоряк
18.12
понедельник
11:30—17:00 В Нарве. Необлагаемый минимум и действия бухгалтера с 2018 года. НСО в 2018 году — правила зачета и точки зрения НТД
ведёт Елена Коростелёва
20.12
среда
10:00—14:00 Курс подоходного налога и налога с оборота для юрлиц
ведёт Тимур Скоряк
21.12
четверг
10:00—12:00 НСО в 2018 году — правила зачета и обсуждение позиции НТД
ведёт Елена Коростелёва
Хотите стать бухгалтером? Обращайтесь в „Кардис“! Бухгалтерские курсы по 80-часовой программе Курсы бухгалтеров
„Кардис“ проводит курсы начинающих бухгалтеров по вечерам, курсы повышения квалификации бухгалтеров — утренние и вечерние, отдельные семинары по бухучету и налогообложению.

Мы являемся официальным партнером по карте обучения Эстонской Кассы по безработице. Мы постоянно аттестованы Министерством образования и науки, и наши слушатели гарантированно получают возврат подоходного налога (20 %) от стоимости обучения, при условии заполнения налоговой декларации (если они сами оплачивают обучение, а не учатся от кассы безработных или от своей фирмы).
Новости

Школьные каникулы в 2018/19, 2019/20 и 2020/21 учебных годах


Пишет Елена Коростелёва 2017-12-12

Министерство образования и науки определило даты школьных каникул на три предстоящих учебных года, благодаря чему родителям будет легче планировать отпуск и другие занятия с детьми, а школам составлять планы совместных мероприятий.

Периоды школьных каникул

На 2018/2019 учебный год:
1. первые каникулы с 22 октября 2018 по 28 октября 2018 г.;
2. вторые каникулы с 24 декабря 2018 по 6 января 2019 г.;
3. третьи каникулы с 25 февраля 2019 по 3 марта 2019 г.;
4. четвертые каникулы с 22 апреля 2019 по 28 апреля 2019 г.;
5. летние каникулы (за исключением выпускных классов) с 12 июня 2019 по 31 августа 2019 г.

На 2019/2020 учебный год:
1. первые каникулы 21 октября 2019 по 27 октября 2019 г.;
2. вторые каникулы 23 декабря 2019 по 5 января 2020 г.;
3. третьи каникулы 24 февраля 2020 по 1 марта 2020 г.;
4. четвертые каникулы 20 апреля 2020 по 26 апреля 2020 г.;
5. летние каникулы (за исключением выпускных классов) с 10 июня 2020 по 31 августа 2020 г.

На 2020/2021 учебный год:
1. первые каникулы 19 октября 2020 по 25 октября 2020 г.;
2. вторые каникулы 23 декабря 2020 по 10 января 2021 г.;
3. третьи каникулы 22 февраля 2021 по 28 февраля 2021 г.;
4. четвертые каникулы 19 апреля 2021 по 25 апреля 2021 г.;
5. летние каникулы (за исключением выпускных классов) с 14 июня 2021 по 31 августа 2021 г.


Читать полностью...



Ростовщики забили на закон


Пишет Владимир Вайнгорт 2017-12-12

В июне нынешнего года не без некоторой сопроводительной шумихи Рийгикогу принял „Закон об упрощённом налогообложении предпринимательского дохода“, вступающий в силу с 1 января 2018 года. Точнее сказать, этот закон должен был вступить в силу с начала следующего года. Но, похоже, ничего подобного не произойдёт, и слова, которые звучали летом о благодетельной роли нового закона, направленного на поддержку и даже некоторые льготы самому маленькому бизнесу оказались произнесёнными всуе.

Напомним суть дела: закон вводил в нашу бизнес-среду людей, чей бизнес не требует наёмного туда и сводится, в основном, к оказанию несложных услуг или производству товаров собственными силами физических лиц. Речь шла о репетиторах, нянях, производителях мелкого ремонта, изготовителях и продавцах сувениров, простеньких украшений и т. д. и т. п.

В общем, о предпринимателях, размер оборота услуг или товаров, а также доход которых не позволяет не только содержать бухгалтера, но даже оплачивать незначительные услуги по подготовке деклараций ПФЛ. Целью закона было предоставление возможности самым маленьким (по объёму продаж) предпринимателям выйти из теневого сектора экономики, где они оказывались не в силу своей зловредности, а из-за невозможности вести учёт (в том числе налоговый) и отчётность. Любая не сильно грамотная пенсионерка, равно как студент или даже школьник могли по этому закону легализовать свой труд и пользоваться теми же возможностями социальной защиты, которые есть, например, у предпринимателей — физических лиц.

Алгоритм действий, предусмотренных законом, был абсолютно прост. Чтобы стать субъектом упрощённой налоговой системы человеку достаточно (говорит закон) открыть предпринимательский счёт в одном из банков. А дальше, при поступлении денег на этот счёт, банк должен был производить выплату налога по предусмотренной законом льготой ставке. Периодом такого налогообложения законодатели установили месяц. Рассказывать дальше о технике дела нет смысла, поскольку банки, действующие на территории Эстонии, этот закон дружно проигнорировали.

Честно сказать, после того как один знакомый рассказал мне о своих попытках открыть предпринимательский счёт и нежелании банков это делать — я не поверил. Всё-таки, думалось мне, есть закон и проигнорировать его вроде бы, должно быть неудобно. Потому сам обратился в шесть самых крупных наших банков за разъяснением. Оказалось, действительно, ни „Swedbank“, ни „SEB“, и никто, кто поменьше, открывать предпринимательские счета не собирается. Вроде бы (по неточным сведениям) во второй половине следующего года банк „LHV“ предложит такую услугу. Или не предложит.

О том, что банковская сфера не очень церемонится с эстонской властью известно давно. Но такого „локаута“ от всех банков, кажется, ещё не было. И что наши законодатели? Что банковская инспекция? Вот бы сейчас финансовой комиссии Рийгикогу в качестве сатисфакции взять и быстренько протолкнуть закон о том, что в случае, если продажа заложенной недвижимости не покрывает остатка кредита, он всё равно считается закрытым. Один специалист банковского дела сказал мне, что такое правило впервые появилось в Америке (где действует и поныне). Такой порядок существует во многих странах Евросоюза. Соседи в Латвии проблему решили тоже таким образом. Однако наши законодатели боятся принять эту абсолютно логичную норму. И дружественное (на словах) к небогатым слоям коалиционное правительство на этот счёт молчит. Как, впрочем, и по поводу несостоявшейся реализации их инициативы об упрощённом налогообложении. Чтобы сейчас Центристской партии запустить Таллинский банк, о создании которого столько лет идут разговоры. И чтобы банк этот стал исполнять закон, о котором идёт речь. Ведь если Таллинский городской бюджет перевести в этот новый банк, он сразу станет вполне устойчивым. А на недовольство крупных банков наплевать, как они дружно наплевали на принятый эстонским парламентом закон.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 06.12.2017


Читать полностью...



Новая существенная льгота


Пишет Владимир Вайнгорт 2017-11-29

На фоне разговоров об учёте необлагаемого минимума, а также изменениях в налогообложении связанном со служебными автомобилями не привлекали внимания господ предпринимателей несколько новых налоговых льгот.

Самая, на мой взгляд, радикальная по размерам и последствиям льгота, вступающая в силу с начала следующего года, заключена в тексте части пять прим шесть сорок восьмой статьи Закона о подоходном налоге, согласно которой можно будет без налогообложения оплачивать для работников найм жилья.

До конца нынешнего года действует категорическое требование закона о том, что „полное или частичное покрытие расходов на жильё“ это всегда специальная льгота (Закон о подоходном налоге статья 48, часть 4, пункт 1). А с января 2018 года из этого положения появилось исключение. Если человек трудится на основании трудового договора и его постоянное жильё находится от места работы на удалении 50 км или дальше и если у него ближе нет в собственности жилья, то работодатель сможет оплачивать за найм жилого помещения такого работника в Таллине и Тарту до 200 евро в месяц, а в остальных городах и весях до 100 евро.

Эта норма будет иметь два важных социально-экономических последствия. Во-первых, отток высококвалифицированных специалистов из эстонской провинции в Таллин заметно усилится. И, во-вторых, будет нанесён серьёзный удар по сдаче жилья в аренду без оформления и выплаты налогов от арендной платы. Потому, что — конечно — ни одно предприятие не станет платить за найм жилья для своих работников „по-чёрному“. Платить будут только на основании договоров с обязательным удержанием подоходного налога.

И можно предположить, что платить будут часто. Новая норма должна способствовать привлечению на работу молодых специалистов — не таллинцев и вообще не местных, которые в любом случае должны арендовать для себя жильё. Двести евро в составе зарплаты за счёт налогов вырастали на 40 евро подоходного налога и 66 евро социального. А со следующего года эту налоговую сотню можно будет не платить.

В связи с новой нормой часто возникает вопрос о возможном её применении для членов правлений. Это не получится, поскольку в законе говорится о лицах „работающих по трудовому договору“. С членами правления, как известно, такого договора быть не может. „А если всё-таки кроме договора поручения с членом правления ещё трудовой договор подписать, тогда как?“ — спрашивают некоторые руководители фирм. Думаю, что это будет явная прикрытая сделка. Неоднозначная ситуация может сложиться в ситуациях, когда владелец фирмы является её единственным производительным работником, а членом правления выступает, например, бухгалтер. Ситуации такие, явно, будут возникать, поскольку Коммерческий кодекс разрешает существование коммерческих товариществ с одним „товарищем“.

Как поведёт себя в таких случаях налоговый администратор — трудно сейчас прогнозировать. И если кто-либо такую схему отношений захочет построить, используя льготу для оплаты жилья собственнику-работнику, правильно было бы обратиться в налоговую службу за предусмотренным законом „обязующим решением“. Это случай, когда одновременно справедливо утверждение, что „стакан наполовину полон или стакан наполовину пуст“.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 22.11.2017


Читать полностью...



Маленькая налоговая революция


Пишет Владимир Вайнгорт 2017-11-22

С нового года наши отношения с государством приобретают новую форму. Хотим того или не хотим, а придётся сделать ещё один шаг в сторону Homo economicus. Потому, что нас активно подталкивают к составлению личного налогового плана 2018 года.

Алгоритм для ответственных налогоплательщиков

Когда в закон о подоходном налоге ввели норму о необлагаемом налогом месячном доходе в 500 евро (с 1 января 2018 года) многие полагали, что это их не касается. Можно даже примерно прикинуть сколько получателей официальных зарплат обретут право на освобождение от налога в пределах 500 евро. За второй квартал нынешнего года месячная медианная брутто-зарплата в Эстонии составила 958 евро. Это означает, что половина всех получателей зарплат в стране, то есть 276 938 человек, получали меньше и столько же — больше. Необлагаемый минимум в 500 евро будет „работать“ для всех, чей месячный брутто-доход не выше 1200 евро. То есть можно уверенно утверждать, что уж 300 тысяч получателей зарплат новая норма точно коснётся.

И будет им счастье? Это утверждать я бы не стал. Дело в том, что для получения льготы доход из всех источников должен быть ниже 1200 евро. Что это значит, разберёмся на самом распространённом примере. Предположим, есть работник-пенсионер (что у нас не редкость). И предположим, его месячная брутто-зарплата около медианной, то есть 960 евро. А пенсия, скажем, 460 евро. Как сегодня выглядит налогообложение такого человека? На работе ему не облагают подоходным налогом 180 евро. При выплате пенсии действует свой необлагаемый минимум — 236 евро. И никакими расчётами наш гипотетический работающий пенсионер сегодня может не заморачиваться.

Рассчитывает ему налог работодатель и удерживает из брутто-зарплаты, отправляя деньги в бюджет. Налог с пенсии точно так же рассчитывает Пенсионный департамент (отнимая из 460 евро 246 и дальше от 224 евро 20 % удерживает и перечисляет в бюджет). Но с 1 января следующего года специального „пенсионного“ необлагаемого минимума не будет и у нашего налогоплательщика есть несколько возможных вариантов поведения. Первый, который настоятельно рекомендует Налогово-таможенный департамент, подать заявление работодателю, указав в нём что он просит учитывать необлагаемый минимум не 500 евро (как вышло бы исходя из размера зарплаты), а 377,77 евро. Откуда цифра? Она получилась из суммарного месячного дохода в 1420 евро (960 + 460) на основе специальной формулы, приведённой в законе. Обращаю внимание читателей, что законодатель обязанность расчёта необлагаемого минимума возложил на самого налогоплательщика.

Если по-прежнему ничего не считать?

Это возможно. Продолжим пример, в варианте, когда налогоплательщик в 2018 году никуда никаких заявлений не подаст. Тогда бухгалтерия работодателя рассчитает подоходный налог со всей брутто-зарплаты. Так же поступит Пенсионный департамент. Только по итогам года на основе декларации (которую закон обязал подавать всех, чей доход образуется более, чем из одного источника) выяснится: человек переплатил налоги. Ему сделают перерасчёт в налоговой службе и вернут переплату. То есть получится, что весь год налогоплательщик по сути дела кредитовал государство. Оно вернёт кредит, правда, без процентов.

Возьмём обратный случай. Не умея рассчитать свой необлагаемый минимум, налогоплательщик напишет и подаст два заявления: одно работодателю, другое в Пенсионный департамент и в обоих попросит применять полагающийся ему необлагаемый минимум (в обоих случаях по 500 евро). Тем самым он обеспечит себе получение ежемесячно больших чем ему положено сумм нетто-выплат. Выяснится недоплата налога снова только после подачи годовой декларации. После чего придуманный нами налогоплательщик получит требование о доплате налога. То есть по сути дела снова мы имеем дело с кредитом, но уже от государства человеку. И пока ещё процент по этому кредиту также не установлен.

В действительности и первый и второй вариант будут встречаться на практике, но — скорее всего — не в крайних значениях (как мы предположили). Многие попросту с непривычки не справятся с расчётом. Наверное, в придуманном нами случае такой проблемы не будет (когда имеется постоянный ежемесячный „оклад жалования“ и пенсия). А если работник сдельщик? И если получает деньги в трёх или четырёх местах? То есть ему придётся рассчитывать для себя необлагаемый минимум каждый месяц и сообщать в одну из бухгалтерий. Работёнка та ещё, доложу я вам, уважаемые читатели. Конечно, если в фирме три-четыре работника и бухгалтер „свой человек“, он поможет. А если в фирме сто работников? Да пускай хоть двадцать. Тогда придётся считать самому.

Большинство на это дело, как говорится, „положит с прибором“. И дождётся перерасчёта на основе декларации. Что ещё легко спрогнозировать: повысится заинтересованность при любых подработках получить оплату „по-чёрному“. Чтобы не морочить себе голову расчётами. Всё-таки многие из нас Homo sovieticus. И в этой связи хочу напомнить старый советский анекдот. Хирурги разных стран на международный симпозиум представили разные сложные операции. Из Советского Союза — удаление гланд. „Что здесь сложного, — их спрашивают, — рутинная операция...“ „Да, — отвечают, — но у нас их удалили, извините, через задний проход“. „И правда сложно, — говорят. — Но зачем?“ „А у нас, — отвечают, — всё так делается“. Вам не кажется, уважаемые читатели, что не только налогоплательщики у нас всё ещё sovieticus?

Владимир Вайнгорт, д. э. н.


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 15.11.2017


Читать полностью...



Не надо „лбы расшибать“


Пишет Владимир Вайнгорт 2017-11-15

В последнее время идёт поток вопросов от учителей, а также работников других таллинских муниципальных организаций. Кто-то в недрах мэрии придумал потребовать от этих людей быстро-быстро подать начальству заявления, в которых: а) выразить пожелание учитывать необлагаемый минимум при выплате зарплаты; б) указать по месяцам следующего года о возможных доходах из других источников, как то: пенсий, приработков в других местах, сдачи в аренду квартир и т. п.; в) расчёта необлагаемого налогом минимума по формуле, приведённой в законе о подоходном налоге, чтобы бухгалтерии муниципальных предприятий могли уже с январских выплат верно определить кому какую сумму не облагать налогом или облагать с первого евро всю выплату (если суммарный месячный доход из всех источников превысит 2100 евро).

Вообще-то в законе о подоходном налоге нет нормы, обязывающей налогоплательщиков составлять личный годовой финплан. Идея такого заявления вызрела в Налогово-таможенном департаменте и логика в этой их рекомендации, безусловно, есть. Потому, что если кто-либо, например, получает зарплату и пенсию, но ни работодателю ни Пенсионному департаменту не подаст заявления об учёте необлагаемого налогом минимума, то у него и на месте работы и в пенсионной службе будут удерживать подоходный налог на полную катушку (то есть со всей суммы выплаты). А после окончания 2018 года этот налогоплательщик подаст декларацию о доходах (поскольку имел доход из двух источников). Из декларации выяснится, что с него брали лишнее в налоги. Если подаст декларацию через интернет, то после её получения ему в течение пары недель эти излишние суммы налогов вернут. А если подаст на бумаге, то вернут позже — в июле. Благодарность за то, что он — по сути дела — одиннадцать месяцев безпроцентно кредитовал государство, законом не предусмотрена, но — в конце концов — своё он получит. Может быть обратная ситуация. Например, налогоплательщик сообщит работодателю, чтобы тот учитывал ему необлагаемый минимум от размера зарплаты. И если зарплата меньше 1200 евро, то у него не будет облагаться 500 евро. И в Пенсионный департамент он сообщит, чтобы ему учитывали необлагаемый минимум. Там, скорее всего, тоже выйдет свободными от налога 500 евро.

А когда этот налогоплательщик подаст декларацию за год, то выяснится, что он кредитовался у государства и с него потребуют вернуть излишне полученный суммы. Срок возврата наступит где-то в октябре. Других неприятностей у налогоплательщика не возникнет. Это две крайние позиции в связи с введением с начала следующего года ступенчатого необлагаемого налогом минимума. Но между ними располагается масса вариантов, как то: налогоплательщик неточно рассчитал полагающийся ему минимум и у него возникнет отклонение как в одну, так и в другую сторону. То есть либо ему придётся что-то доплатить, либо ему доплатят после подачи декларации. Возможен вариант, когда налогоплательщик о каких-то своих доходах на стороне сообщит работодателю, а о каких-то умолчит (мало ли по каким соображениям) и тогда с его зарплаты будут удерживать меньше, чем полагается. Это выяснится снова-таки при подаче годовой декларации и придётся какую-то сумму доплатить.

У налогоплательщика есть возможность менять собственный расчёт необлагаемого минимума в связи с получением денег, которые в начале года он не планировал. И менять он может свой расчёт хоть каждый месяц. Конечно, для некоторых людей вся эта возня окажется неприятной обязанностью, а может быть и непосильной. Придётся бухгалтерам фирм кому-то подставить плечо (уборщице, например, которая работает в двух местах да ещё и пенсию получает). И уж точно бухгалтеров нагрузят расчётами руководители фирм на основании данных об их собственных доходах.

Но чего в этом деле нет и быть не может, так это обязаловки, которую неизвестно с чего устроили финансовые службы некоторых местных органов власти. И ведь пожаловаться на них некому — пока не назначат мэров и вице-мэров. Но можно просто послать этих инициативщиков куда кто пожелает. Умеют всё-таки некоторые небольшие начальники людям жизнь отравить. Затея с обратной ступенчатостью налогообложения через необлагаемый минимум и так носит проктологический характер. А тут ещё чиновничий азарт к ней прикладывают.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 08.11.2017


Читать полностью...



Что стимулирует налоговый закон?


Пишет Владимир Вайнгорт 2017-11-01

Разговор у нас пойдёт на тему налогообложения квартирного найма.

Для начала зафиксируем восходящий тренд по числу квартир, сдаваемых в долгосрочную или краткосрочную аренду.

Причин тому несколько. Во-первых, мнение, что все жители Эстонии хотят непременно иметь только собственное жильё, которым руководствовались сменяющие друг друга власти, оказалось ошибочным. Достаточно зайти на любую площадку объявлений, чтобы наткнуться на желающих снять жильё, не говоря уже, что посуточная сдача квартир в аренду стала устойчивой конкурентной средой по отношению к гостиницам.

Нанимает жильё молодёжь, у которой нет денег на покупку квартиры или нет уверенности, что они не снимутся вскоре и не бросят город или даже страну в поисках лучшей жизни, которые понимают, что для начала могут пожить в скромных условиях, но надеются вскоре их значительно улучшить. Снимают небольшие квартиры на учебный сезон вполне обеспеченные люди, имеющие загородные дома в „райских кущах“, но вынужденные возить ребёнка в школу. Им вскоре это надоедает и они предпочитают снимать квартиру возле школы, где 5 дней в неделю живёт кто-то вместе со школьником (или сам повзрослевший школьник). Часто снимают жильё те, кто работает по модной нынче схеме фрилансерства. В общем мы движемся к нормальной европейской ситуации, когда доля съёмного жилья в разы превышает долю квартирной собственности. Растёт спрос и предложение растёт. Во-первых, потому что многие уезжают на длительное время работать в другие страны. Во-вторых, те, кто приватизировал квартиры, уходят из жизни, а имеющие своё жильё наследники сдают в найм пустующие квартиры. И, наконец, нужда заставляет сдавать большую жилплощадь и размещаться в меньшей.

Минфин два года назад эту тенденцию отметил в пояснительной записке к изменению нормы закона о подоходном налоге, позволившей снизить налогообложение от сумм получаемых за сдачу квартир в найм. Тем самым Минфин постарался стимулировать квартирособственников легализовать доходы от сдачи жилья в аренду и платить налоги. Однако встречного движения не произошло. И виновата в том не столько жадность квартировладельцев, сколько позиция того же министерства, которая сулит значительно большие денежные потери людям, если они по каким-либо причинам прекратят сдавать жильё в аренду и решат его продать.

Чтобы стало понятнее, о чём речь, рассмотрим пример. Предположим, квартирособственник, купивший квартиру в каком-нибудь 1998 году, сдаёт её в найм лет пять до сентября нынешнего года, получая в месяц по 200 евро, а теперь, после завершения договора найма, решил её продать за 80 000 евро. Обошлась она ему когда-то в 30 000 в перерасчёте на евро. То есть, доход будет 50 000 евро. Если хозяин квартиры платил налог с арендной платы по 32 евро в месяц, то на основании нормы части 6 статьи 15 Закона о подоходном налоге ему придётся уплатить 20 % от 50 000 евро или 10 000 евро. А если он сдавал квартиру „по-чёрному“ и в течение последнего года трудолюбиво собирал доказательства собственного проживания в этой квартире, то он и тридцатник в месяц не терял и пятую часть дохода от продажи квартиры не потеряет. Как, полагают уважаемые читатели, они повели бы себя на месте собственника? Конечно, риск того, что поймают с неуплатой налогов от стоимости аренды есть. Но он небольшой. То есть, введя норму, о которой шла речь выше, Минфин сделал всё, чтобы легализовать аренду было невыгодно. А недавно в этом же направлении сделан ещё и „контрольный выстрел“. Доход от продажи недвижимости не будет влиять на расчёты, связанные с новым необлагаемым минимумом, кроме случая, когда такой доход облагается налогом. А этот случай мы уже знаем: если квартира до продажи сдавалась в аренду, то есть от арендных платежей платился налог. В нынешних условиях это станет делать только очень законопослушный от собственной трусости чудак. Не так ли?

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 25.10.2017


Читать полностью...



В помощь бухгалтерам крупных предприятий!


Пишет Тимур Скоряк 2017-10-31

В 2018 году многим жителям Эстонии придется прикидывать личный налоговый бюджет, для того, чтобы понять, на какую сумму применять месячный необлагаемый минимум. Даже специалисту непросто в этом разобраться. Для неспециалиста это будет китайская грамота.

Если бухгалтер обслуживает фирмы из двух-трех человек, проблем нет. Если же бухгалтер работает на заводе, в школе, в швейном предприятии и т. п., где трудятся десятки и сотни людей, то участь его незавидна — ему „вынесут мозг“ вопросами и требованиями все объяснить, причем каждому отдельно.

„Кардис“ может подставить плечо. За небольшую плату (базовая цена — 500 € + НСО) мы приедем непосредственно в цех, в школу и т. д. и за два часа разъясним людям, как устроено налогообложение у физлица и как лучше использовать свой необлагаемый минимум в 2018 году. Учебный материал, понятный неспециалисту, мы вышлем по эл. почте. Если на одном предприятии это потребуется для нескольких смен, цену мы снизим. Сейчас эта услуга уже заказана двумя крупными промышленными предприятиями и пятью школами. Расскажите об этой возможности руководству. Если работники разберутся в новой системе с нашей помощью, вы сильно упростите себе жизнь в будущем году.

Тимур Скоряк, руководитель Центра обучения „Кардис“.
Вопросы и заявки: koolitus@kardis.ee, +372 5559 5552, +372 645 2258.


Читать полностью...



Жизнь взаймы под налоговым прессом


Пишет Владимир Вайнгорт 2017-10-25

Как вспомнишь про кредиты и долги, конца света уже не боишься. Эта шутка приходит на ум всякий раз, когда попадают на глаза консультации юристов по поводу душераздирающих историй о востребовании индивидуальных долгов, в изобилии публикуемых в наших газетах. За месяц я собрал коллекцию из пятнадцати таких публикаций. Главная причина описываемых в них горестных обстоятельств на самом деле одна: общество и власти не выработали защитной реакции против кредитно-долговых инфекций.

Бойтесь банкиров, кредит выдающих

Характерная история: семья взяла ипотечный кредит на покупку квартиры. Муж неожиданно умер. Отдать кредит жене не под силу. Квартиру по требованию банка продали. Вырученных денег не хватило уплатить проценты, пени и оставшуюся сумму кредита (шестнадцать тысяч евро). Женщина с двумя детьми скитается по родственникам, а её заработка не хватает выплачивать по 60 евро в месяц (на такую рассрочку в качестве благодеяния согласился банк). Что делать? Воруй или вешайся. И всё потому, что в Эстонии нет закона (существующего во многих странах), чтобы в случае когда залог обеспечивавший кредит реализован, но денег не хватило на его погашение — требование банка аннулируется. И это справедливо. Непонятно, почему все риски по кредитной сделке с банком ложатся на должника. Верно, его никто силой не заставлял лезть в кредитную кабалу. Но ведь банк тоже давал кредит не из-под ствола автомата. Неверный прогноз стоимости залога — его ошибка. Почему платить за неё должен кредитор? Свою долю риска он оплатил. Остальное, по совести, доля риска банка. Кстати сказать, недавно у соседей в Латвии узаконили такой вариант.

Волчья стая

Две публикации оказались связанными с т. н. инкассо-фирмами. Сильно повезло тем, кому не пришлось оказаться в сетях этих безжалостных финансовых пауков. Наша правовая система допускает продажу любого долга фирме „выбивающей“ долги. Хотя в нормальном социально-ориентированном государстве такая деятельность запрещена. Достаточно судебных исполнителей, которые должны находиться в государственной силовой системе, а не действовать на коммерческой основе (как у нас). Жалобы на давление со стороны судебных исполнителей и робкие советы юристов „договариваться“ с ними составляют заметную долю долговых проблем. Можно понять коммерческие структуры, которые разными способами укрывают доходы работников, попавших под прицел этих борцов за дензнаки. Особенно, когда их деятельность связана с выдавливанием стояночных штрафов. В этих случаях против самого что ни на есть законопослушного гражданина совершенно неожиданно и скоординировано начинают действовать объединённые силы: фирмы, организующей частные стоянки на территориях квартирных товариществ и других юридических лиц; инкассо-фирмы; судебные исполнители. „Нет повести печальнее на свете“, чем повесть о внезапном извещении, что давным-давно некто поставил автомашину на стоянке, перед которой находился запрещающий стоянку „чужих машин“ щит и в результате возник штраф, обросший пеней, наценкой взимателя долга и т. д. и т. п.

Однозначно всю эту самодеятельность надо ликвидировать. В Таллине, например, запреты на стоянку должны касаться только улиц и санкционироваться только муниципальной полицией. А дворы и площади хозяева пусть защищают шлагбаумом. Да хоть рвами с кипящей смолой и подъёмными мостами.

Дела квартирные — раз

Отдельная долговая тематика связана с неуплатой счетов от квартирных товариществ. При внимательном рассмотрении легко разделить этот долговой поток на два. Первый связан с неоплатами счетов за коммунальные услуги; второй — с задолженностями по возврату инвестиционных кредитов, которые в изобилии набирают квартирные товарищества. Первая проблема создана искусственно Министерством экономики в интересах монополистов. Кто бы и что бы не говорил, взаимоотношения между поставщиками электроэнергии, воды и тепла ничем не отличаются. Но за электрообеспечение традиционно (с советских времён) счета идут от поставщика потребителю, а во втором и третьем случае (с благословения властей) оплата услуг осуществляется через посредника — квартирное товарищество. Экономическая логика страдает многократно. Прежде всего, товарищество тратит время и деньги на работу „за того парня“, который никак не компенсирует такие расходы. Во-вторых, совершенно вопреки закону, лишаются права на зачёт уплаченного налога с оборота налогообязанные коммерческие организации располагающиеся в домах, управляемых товариществами. Они „без вины виноватые“, поскольку не зачитывают налог без счёта, адресованного непосредственно потребителю. А, скажем, кафе или ресторан, собственник которого одновременно собственник помещения теряет налог с оборота от расхода воды на приличную сумму только потому, что два ведомства (Минэкономики и Минфин) не озаботились этой проблемой.

Дела квартирные — два

Но значительно большие суммы долгов возникают по инвестиционным платежам. Во многих странах (а также в рекомендациях специальной комиссии ООН по экономике кондоминиумов) содержатся нормы, требующие чтобы инвестиционные расходы превышающие сложившийся уровень ремонтных расходов предыдущего года (или ряда лет) устанавливались при единогласной поддержке всех квартирособственников. Это естественная для демократического государства защита интересов меньшинства. Во вступающем в силу с 01.01.2018 Законе о квартирном товариществе у нас тоже появилось ограничение по поводу взятия кредитов выше расходов прошлого года. Но ограничение ещё более недемократичное, чем нынешнее требование простого большинства. Потребуется большинство голосов собственников квартир большей площади. То есть, несмотря на возражения жильцов, не имеющих возможности платить за крупные инвестпроекты, большинство (сформированное тем или иным способом) сначала насилует волю меньшинства, а потом заставляет униженных и оскорблённых нищетой платить под угрозой лишения жилья стариков, инвалидов, матерей-одиночек.

Сейчас выигравшие и проигравшие муниципальные выборы политики будут формировать лозунги для грядущих выборов в Рийгикогу. Я, например, обязательно голосовал бы за тех, кто возьмётся убрать из нашей жизни долговую яму. И уверен — не я один.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 18.10.2017


Читать полностью...



Как исполнить норму закона?


Пишет Владимир Вайнгорт 2017-10-11

С начала следующего года будет действовать новая норма Закона о подоходном налоге значительно повысившая налоговый риск при выдаче кредитов акционерам или пайщикам, а также „материнским“ либо „сестринским“ предприятиям.

Новые требования изложены во вновь появившейся (с 1 июля нынешнего года) в Законе о подоходном налоге в статье 50 прим два. Нет смысла цитировать её текст полностью, тем более существо дела заключено в нескольких формулировках. Первая — обязывающая платить налог, „если обстоятельства сделки указывают, что это может быть скрытым отчислением от прибыли“. Понятно, такое подозрение может возникнуть только по отношению к получателям кредита, имеющим право на получение дивидендов.

И ещё одна формулировка в той же статье имеет ключевое значение: „по требованию налогового администратора на налогоплательщика возлагается обязанность доказать возможность и намерение возвратить кредит“. Дальше эта формулировка уточняется регламентированием минимального срока, который даётся коммерческому объединению для представления доказательств. В ещё нескольких дополнительных статьях говорится — выдача каких кредитов должна декларироваться. Сказано также в законе, что обязанность доказательства и декларирования применяться будет по кредитам, выданным с 1 июля 2017 года. В этой части закон носит инструктивный характер. Всем, кто занимается налоговым учётом, а также руководителям фирм желательно внимательно прочесть эти новые статьи Закона о подоходном налоге. Там более-менее всё понятно изложено и нет смысла переносить эти сведения в газетную публикацию.

Хочу привлечь внимание уважаемых читателей только к одному вопросу, связанному с кредитованием: доказательствам возвратности кредита и чистоты намерений сторон. Чтобы исполнить требования закона в этой части и чтобы иметь возможность спорить (если придётся) с налоговым администратором вплоть до судебных разбирательств, считаю целесообразным при выдаче кредита руководствоваться требованиями к такого рода операциям, содержащимся в т. н. банковском законе.

Там есть несколько обязательных условий для выдачи кредита: первое — экономическое обоснование возможности его возврата; второе — обеспечение кредита; и третье — мониторинг использования кредита и финансового положения кредитополучателя вплоть до полного возврата. Условием необходимым (хотя и недостаточным) для доказательства возвратности является бизнес-план по той деятельности, для реализации которой берётся кредит. И это должно быть не эскизное финансовое обоснование бизнес-идеи, а полновесный (начиная с анализа рынка и уровня спроса) бизнес-план „на чистом сливочном“. Совсем будет хорошо, если при крупном долгосрочном кредите этот бизнес-план проэкспертирует признанный специалист (член кредитного комитета какого-нибудь банка, например). Желательно также чтобы кроме кредитных средств использовалось самофинансирование (если речь идёт об инвестиционном проекте). Хорошо бы иметь в качестве обеспечения кредита залог или гарантию от третьего лица. В случае инвестиционного проекта залогом может выступать объект инвестиций (с учётом того, что его стоимость процентов на 20 будет превышать сумму кредита, чего проще всего достичь как раз соответствующей долей самофинансирования). И, наконец, кредитный договор должен, в обязательном порядке, содержать алгоритм мониторинга реализации проекта, для которого взят кредит, и мониторинг денежного потока кредитополучателя, а также его финансовых показателей. Всё это не исключает предпринимательской неудачи (опыт банковского кредитования тому даёт множество примеров), но доказать — в случае чего — „возможность и намерение возвратить кредит“ налогоплательщик сможет. Если кому-нибудь эта система защиты покажется чрезмерной, совет в таком случае прост: готовьтесь платить налог, или ещё проще — платите его сразу и спите спокойно.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 04.10.2017


Читать полностью...



Проблема стареющая вместе с нами


Пишет Владимир Вайнгорт 2017-10-04

Недавно мой зарубежный гость заметил: „Тебе не кажется, что живёте вы как в богадельне? Куда ни глянь — много стариков“. С ним согласна статистика. Доля населения Эстонии старших пенсионных возрастов лавинообразно нарастает — а доля тех, кому до 30 лет, в том же темпе снижается. Соответственно, обостряется проблема двух социальных систем: пенсионной и здравоохранительной.

Есть радикальное решение

Оно содержится в бестселлере американского сатирика Кристофера Бакли „День бумеранга“ (книга переведена на русский язык). Сюжет разворачивается как социально-экономическая драма. Героиня так формулирует проблему: „Американцы стали жить дольше. Это замечательно, но с какой стати мое поколение должно субсидировать их долголетие? Хотят жить вечно — пусть сами за это платят“. Поколенческий конфликт нарастает, поскольку — по книге Бакли: когда соцобеспечение появилось в США, на одного пенсионера приходилось пятнадцать работающих, а в год действия романа — три (!). И как говорит та же героиня: „Сколько ни бегай от этой арифметики, она все равно догонит“.

Молодые герои книги проводят через законодателей систему „восхождения“, под которой понимается добровольный уход из жизни стариков от семидесяти и старше, освобождая тем самым пенсионную и медицинскую системы от расходов. Взамен старики получают налоговую льготу на имущество (для наследников), а кто совершает „восхождение“ в шестьдесят — получают премию, обеспечивающую шикарный (какой только можно придумать) прощальный „медовый месяц“.

Бакли показал проблему в обоих её реальных аспектах: во-первых, для содержания старших поколений молодые вынуждены платить огромные налоги, а, во-вторых, оказывается, если после выхода на пенсию человек живёт ещё двадцать — двадцать пять лет, то, даже при получении зарплаты выше средней в активной жизненной фазе, он не в состоянии накопить себе на вторую составляющую пенсионной системы. Даже средний класс (не говоря о бедных) не в состоянии одновременно обеспечить комфортную жизнь сейчас и накопить на приличную старость потом.

Проблема всеобщая. Например, в Германии подсчитали, что уже к 2025 году доля пенсионеров перевалит за 25 %. Институт немецкой экономики (IW) уверен: лет через десять в результате такой демографии рост ВВП страны сократится почти вдвое — с 1,7 до 0,7 %. Потому, что на 50 % вырастут расходы на пенсии и медицину. Снизится благосостояние работающих. Что может вызвать межпоколенческий конфликт. Выход видится один: активное привлечение молодёжи из Восточной Европы (включая Украину и Россию).

Наш случай

Всего лишь за 17 лет (с 2000 года начиная) число жителей Эстонии в возрасте от 15 до 29 лет упало на 24 %. А пожилых от 75 до 84 лет стало больше на 62 % (с 57 890 выросло до 93 703 человек) и уж совсем старых, от 85 и выше было 17 880, стало 32 158. Это результат прежде всего улучшения медицинского обслуживания, но оно стоит немалых денег. Общество до идеи узаконить „восхождение“, наверное, не дойдёт, но корректировка экономических принципов, на которых построены системы пенсионного и медицинского обеспечения, потребуется, чтобы не допустить конфликта поколений.

Лежащее на поверхности решение об увеличении пенсионного возраста снизит остроту проблемы на очень короткое время. Пенсионная нагрузка действительно становится меньше, но работающие старики нуждаются в медицинской помощи больше. Кроме того, подолгу не освобождающие рабочие места пожилые люди усложняют поиск работы для молодёжи, которая легко „делает ноги“, обостряя и без того сложную демографическую ситуацию. А так как стимулирование рождаемости улучшения демографии на обозримый период не обеспечит — государство должно принять меры для роста доли трудоактивного населения за счёт стимулирования въезда в страну на постоянное жительство людей в возрасте от 18 до 30 лет. Сегодня бизнес-круги требуют на ближайшие 5 лет дать право на въезд по 5000 человек в год. На самом деле эту цифру надо, как минимум, увеличить более, чем вдвое, чтобы обеспечить хотя бы нынешнее соотношение работающих и пенсионеров.

Успех решает человеческий капитал

Современная экономика требует не просто дополнительных молодых рук. Желательны ещё мозги. Креатив, словом. Тут у нас вырисовывается абсолютный тупик. Страна желающая повысить свой человеческий капитал за счёт привлечения извне образованных, креативно мыслящих специалистов продуктивного возраста в современном мире может это сделать только интернационализируя общественную и экономическую жизнь. Но если бы так было, Эстония не теряла бы сейчас русскую молодёжь, отвечающую всем требуемым критериям кроме владения эстонским языком. Знаю, по крайней мере, несколько талантливых математиков, сделавших карьеры в американской Силиконовой долине, хотя английский у них на момент отъезда был „магазинный“. С эстонским у обоих было явно лучше, но требовали от ребят каких-то совершенных категорий языковых знаний даже для преподавания в школах. Кстати сказать, по той же причине невостребован оказался, например, 30 лет назад приехавший по семейным обстоятельствам в Таллин из Москвы (поменявшись квартирой с довлатовским героем — Туронком) известный многим профессор, доктор наук и классный специалист в макроэкономике (недавно ушедший из жизни). Он мог уберечь нашу экономику от многих ошибок, но на русском его никто не слышал. Так пропадает существенный человеческий капитал. И если знание эстонского будет по-прежнему решающим приоритетом, то, вполне возможно, пенсионную проблему решать придётся разве что общенациональным „восхождением“.

Альтернатива проста, как облупленное яйцо: либо сохраняем языковую „девственность“ и нарастающий дефицит пенсионного и медицинского фондов или наращиваем человеческий потенциал по американскому или германскому образцу, относя языковые вопросы в самый конец условий привлечения молодых людей в страну. А уж по делу договориться с коллегами приезжие умные молодые люди как-нибудь смогут. Где надо будет — и эстонский освоят. Если без принуждения.

Надо понимать: конкуренция за привлечение молодых и образованных между странами ЕС будет нарастать. Не прошляпить бы время.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 27.09.2017


Читать полностью...



Предпринимательские налоги выравниваются


Пишет Владимир Вайнгорт 2017-10-04

Новость последних недель в сфере налогообложения — рассмотрение Финансовой комиссией Рийгикогу предложений правительства по некоторому облегчению налоговой нагрузки на предпринимателей — физических лиц. Можно сказать, не прошло и двадцати лет, как до власти дошло: налоговая среда ПФЛ недружественна им и по целому ряду позиций — в смысле налогов — выгоднее было (и пока остаётся) выбирать форму организации бизнеса — товарищество с одним „товарищем“, хотя по сути дела у этого юридического лица не только единственный собственник, но часто он же и единственный работник. То есть, форма эта для индивидуального предпринимательства явно с чужого плеча.

Насилие над экономической логикой эти люди совершали не от хорошей жизни. Возьмём для примера такой частый случай, как деловая поездка за рубежи Эстонии. Работнику или члену правления юридического лица при такой поездке без налогообложения предприятие платит суточные. Не маленькие. При поездке до 15 дней суточные могут достигать 50 евро. То есть, за одну поездку без выплаты налогов 750 евро можно получить. ПФЛ подобная роскошь и не снилась. Так же, как индивидуальный предприниматель не может уплатить себе деньги без налога с четвёртого до восьмого дня болезни, а если он зарегистрирует себя собственником товарищества, то — болей на здоровье с выплатой без налога до того дня, когда обязана будет платить Больничная касса. Об этих и других неравных условиях налогового учёта ПФЛ по сравнению с коммерческим товариществами известно давно, но никаких перемен по этой части не делалось. Теперь — прозрели. И по части командировки, и по части оплаты больничного. Кроме того, предлагается даже дать право ПФЛ снижать авансовые платежи за счёт т. н. больничных дней. Предлагается также налоговая льгота для ПФЛ, которой нет у работников фирм. В частности, для ПФЛ предлагается снизить потолок после достижения, которого не надо будет с превышения этого уровня платить 33 % социального налога. И снижение не маленькое: с нынешних 27 918 евро до 18 612 евро. Предусматривается в рассматриваемом проекте ещё ряд льгот для ПФЛ. И, скорее всего, они будут приняты.

Но речь сейчас не об этих льготах, а о том, что понадобились годы разговоров о необходимости выравнивания налоговых условий для разных форм предпринимательства. С ПФЛ, кажется, дело сдвинулось. Но неравные условия сохраняются по-прежнему для лиц, работающих на основе договоров подряда. А именно на основании таких договоров трудится большинство фрилансеров (форма очень удобна для креативных молодых людей, работающих, например, в сфере ИТ-бизнеса).

Неравномерность налоговой нагрузки в зависимости от формальных признаков невозможно объяснить. И по тому, как просто обходятся сейчас с нормами для ПФЛ — тем более трудно понять сохраняющиеся неравные условия. Кто объяснит логику, по которой исполнителю работ по подрядному договору нельзя без налогообложения оплачивать дни заболевания, пока нет поддержки от Больничной кассы? Заметим, социальный налог за подрядчика платится как за работника. А права на возмещение по больничному листку у них разные (как пока ещё и у ПФЛ).

Может быть всё дело в том, что о существующих примерах неравенства мы всё-таки мало говорим? Поэтому эту публикацию рассчитываю направить председателю Финансовой комиссии Рийгикогу. Раз уж взялись выравнивать налоговые условия — сделать это необходимо для всех.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 27.09.2017


Читать полностью...



Политическое ханжество


Пишет Владимир Вайнгорт 2017-09-20

Ханжество — слово нынче не часто употребляемое. К сожалению. Потому что нынешняя политическая практика полна примеров просто алчущих именно такого определения.

Спасибо партии родной, что водка стала дорогой

С чего люди пьют? Монблан книг, где это объясняют. На одном из первых мест социальные причины. Толкает к рюмке, прежде всего, растущий в обществе комплекс страхов из-за опасности ухудшения жизненных условий. Но нигде не приходилось читать, что пьют много по той причине, что питьё стоит мало, или снижают потребление пропорционально росту цены на алкоголь.

Однако политики из двух последних властных коалиций постоянно увеличивая акцизы на алкоголь и пиво в качестве главного побудительного мотива выдвигают на первое место именно борьбу с пьянством. Если бы рост цен на алкоголь пропорционально сопровождался падением его потребления, то у нас стеклотару с нечего было бы сдавать. На самом деле пьют, как пили (некоторое падение продаж в Эстонии сопровождается ростом приобретения спиртного в Латвии, где число рьяных борцов с выпивкой в правительстве, наверное, меньше). Хотя, вряд ли в этом дело. И наши политики, наверное, не такие уж трезвенники. Наворачивают они акцизы, конечно, для наполнения казны. Демонстрируя добродетельность, для прикрытия фискальной сущности роста цен. Что, согласно словарю, как раз и называется ханжеством. Особенно это заметно было, когда заботой о здоровье населения объясняли попытку ввести акциз на сахаросодержащие напитки.

Думаю, скоро мы услышим об акцизе, например, на штрафы за нарушение правил движения. И, непременно, это будет „по просьбе трудящихся“ и сугубо в их интересах.

Дутая налоговая справедливость

Впрочем, акцизы — мелочь по сравнению с крутыми ставками налога с оборота. Главное политическое лицемерие государства по отношению к большинству населения заключается в преобладании т. н. косвенных налогов над прямым налогообложением. При этом объясняется такая стратегия, конечно, соображениями справедливости.

В чём, например, отличие „косвенного“ налога с оборота от „прямого“ подоходного? Тем, что первый работает вслепую: от любого платежа физического лица берётся равная налоговая доля в пользу бюджета. В Эстонии это 20 %. А любой „прямой“ налог конкретно привязан к определённому доходу. И он никогда не бывает у всех одинаковым, поскольку некоторые виды доходов поощряются государством. Равная нагрузка на оплату всего и всякого потребления, на первый взгляд, выглядит справедливой. Действительно, двадцать процентов от покупки навороченного нового „Мерседеса“ не ровня двадцати процентам от приобретения подержанной „Шкоды“. Вроде бы всё верно: чем дороже покупке, тем больше налог. На самом деле это глубоко безнравственное равенство. Дело в том, что жить от зарплаты до зарплаты (от пенсии до пенсии) означает тратить всё до копеечки. И, следовательно, налог с оборота отнимает 20 % от всей суммы получки у рабочего человека. А „владелец заводов, газет, пароходов“, банкир какой-нибудь или, например, депутат парламента не расходует ежемесячно получаемую им сумму. Не съест и не выпьет он в десять раз больше малооплачиваемого служащего. Если расходует половину месячного дохода — у него налог с оборота составляет 10 % от полученных денег. А если расходует треть, то и вовсе налог около 7 %.

У нас налог с оборота даёт главную долю поступлений в бюджет. То есть как раз те, кто живёт от зарплаты до зарплаты составляют „податное сословие“, которое на манер атлантов держит государство на своих плечах.

Идеологическая стыдливость

Но, в конце концов, не хлебом единым жив человек. Святы для наших политиков ценности демократии. Например, всё шире становится круг избирателей. Уже в октябре нынешнего года голосовать за „мудепов“ (муниципальных депутатов — не подумайте ничего плохого) станут молодые люди с 16 лет. То есть гимназисты и учащиеся колледжей. В связи с чем недавно появился документ Министерства образования, призывающий школы соблюдать „политическую нейтральность“. По мысли авторов документа школьники должны находиться в состоянии „политической девственности“ и греховные политические предпочтения не должны смущать умы, например, гимназисток и гимназистов, пока они находятся в святых школьных стенах. Тем же документом предусматривается поощрение молодых стукачей из числа школьников, которые смогут закладывать учителей, если они позволят себе высказывать политические предпочтения.

Предлагаю уважаемым читателям примерить принятый документ к реальной ситуации. Есть, например, руководитель учебного заведения, кандидирующая в одно из городских собраний (имею в виду вполне конкретного человека). Представим, что во время урока или какого-то школьного собрания здравый и политически развитый восемнадцатилетний учащийся спросит у неё, в чём отличие её программных позиций от позиций кандидатов из других политических сил. Что должна будет сказать госпожа ректор или директор? Трусливо сослаться на своё бесправие вести агитацию в родных стенах. Или предложить вопрошающему выйти в с ней со школьного двора и на улице уже полноправно жечь глаголом сердца студентов и школьников? В общем, министерство надело на директрис средневековый пояс невинности.

С одной стороны вроде бы общество заинтересовано в ранней социализации молодёжи, в то же время, политики опасаются, что окажутся в рядах их политических противников более красноречивые, более умелые агитаторы и потому предпочли трусливо заставить всех молчать там, где легко обратиться к молодёжи. Лицемерная и ханжеская позиция, в результате которой авторитет многих учителей будет утрачен навсегда. Можно было бы понять какой-то специальный режим агитации в гимназиях или колледжах, требующий непременной борьбы мнений. Скажем, если встреча с депутатом, то обязательно чтобы и его оппонент тут же присутствовал и они дискутировали. Но страусиное изгнание политики — позиция ханжеская. В результате эффект будет обратный. Молодые избиратели окажутся под влиянием самых отчаянных популистов любых мастей. Мы этого хотели?

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 13.09.2017


Читать полностью...



Норма простая — но с осложнениями


Пишет Владимир Вайнгорт 2017-09-06

Мне казалось, вступающая через несколько месяцев в действие новая норма Закона о подоходном налоге по поводу резкого повышения необлагаемого минимума почти втрое (нынче 180 евро, а будет к 1 января следующего года 500 евро) всеми однозначно понята также как и некоторые её последствия.

Но обсуждение этой темы на нескольких встречах с предпринимателями небольших фирм показывает: далеко не все и не всем с этим делом ясно. Например, один из собеседников искренне удивился перспективе получателя небольшой зарплаты ничего не выиграть от новой нормы в случае, если он продаст квартиру. „Позвольте, — не согласился он, — не может быть, чтобы сделка продажи квартиры необлагаемая по закону подоходным налогом — вдруг косвенным путём всё-таки привела к некоторому налогообложению“. И добавил: „Я пять раз прочёл всё, что сказано в законе по поводу нового необлагаемого минимума и ничего подобного там не обнаружил. Откуда вы берёте информацию?“

Надо согласиться с оппонентом по части изложения новой нормы таким образом, что некоторые налоговые осложнения с ней связанные вычитываются только специалистами налогового права. И тем ни менее, эти осложнения в тексте закона содержатся. Зачем его создатели „завели рака за камень“ догадаться можно, но почему законодатели приняли такую редакцию, когда даже некоторые из них не понимают всех её последствий — загадка и ответ на неё прост: из-за их правовой малограмотности.

Как будут развиваться события для некоторых небогатых налогоплательщиков легко представить. Предположим, у кого-то зарплата (или пенсия) около 500 евро. Начиная с выплат за январь следующего года такой налогоплательщик не будет платить подоходный налог, то есть выиграет более 60 евро в месяц. И предположим, он вдруг в течение следующего года продаст квартиру в Таллине. При этом квартира была приватизирована, использовалась им для собственного проживания. В общем, сама сделка без налогового риска. Каково же будет его удивление, когда в середине уже 2019 года он получит извещение от Налогово-таможенного департамента о необходимости доплаты налогов, поскольку при выплате ему зарплаты с него не взимали налог, а как видно по его суммарному годовому доходу с учётом продажи квартиры, он перешёл в другую категорию получателей дохода, для которой норма о необлагаемом минимуме не работает. То есть, сделка с квартирой по-прежнему будет для него необлагаемой, но сумма, полученная от этой сделки, добавится к сумме зарплат (или пенсий). Какой окажется конкретная величина налогового требования, несложно вычислить на основе приведённой в законе формулы. Таким же образом пойдут дела в случае любых учитываемых для налогообложения доходов (они и ранее и сейчас перечислены в законе).

Вторая неожиданность в связи с новой нормой выявилась тоже из разговоров с предпринимателями. Оказалось, кое-кто не собирается на сумму снизившегося подоходного налога с малых зарплат увеличивать выплату работникам, полагая, что эта льгота введена для снижения расходов работодателя. „Чего ради, — сказал один из них, — я буду увеличивать почти на 10 % выплату уборщице? Она ведь работать больше не станет...“ Разговор о том, что по трудовому договору стороны договорились о брутто-зарплате, не убеждает. И то, что работник обжалует такое решение в Комиссии по трудовым спорам и выиграет непременно, тоже, оказывается, не аргумент. Действительно, работники у нас часто не понимают: подоходный налог с оплаты труда — их налоговая обязанность, а работодатель только обеспечивает его удержание и перечисление. Оказывается, не очень понимают это и некоторые работодатели.

И всё же, главная на мой взгляд проблема, что чем дальше, тем чаще налоговые законы принимаются в редакции абсолютно понятной исключительно специалистам налогового права.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 30.08.2017


Читать полностью...



Экономика на переломе


Пишет Владимир Вайнгорт 2017-08-23

По статистическим данным за первый квартал нынешнего года, казалось, можно было снимать чехлы с фанфар, чтобы трубить о новом эстонском экономическом чуде. За полугодие данные статистики выглядели не так успешно. Но в целом рост по основным показателям был одним из лучших в Евросоюзе. И вдруг — июль подкачал.

Экономика колеблется как погода

Самый общий макроэкономический показатель характеризующий состояние экономики — внутренний валовой продукт на душу населения за первое полугодие вырос у нас на 1,6 %. Занятость населения — одна из самых высоких в Евросоюзе. Зарплата (статистическая) тоже имеет вполне приличный рост.

Не хочется забивать голову читателей цифрами, но нельзя не отметить, что в течение первого полугодия розничный товарооборот устойчиво рос из месяца в месяц. По отношению к январю в июне он вырос почти на 20 %, достигнув за месяц рекордной величины в 593,1 млн евро.

То есть, переводя статистические ряды цифр на понятный для всех язык, получилось, что жить в Эстонии хоть и не на много, но стало лучше. Можно, конечно, скептически заметить, что рост ВВП замедляется: за первый квартал было больше четырёх процентов, а за полугодие менее двух. Но и это совсем не плохой результат. Главное, что отмечали все специалисты — экономические результаты первого полугодия были достигнуты без роста стоимости товаров и услуг. Индекс потребительских цен в июне нынешнего года по сравнению с прошлогодним июнем вырос всего на 0,7 % при том, что стоимость некоторых товарных групп и услуг даже снизилась.

Значит росло реальное потребление и это доказывало правильность линии новой правящей коалиции на опережающий рост выплат бедным слоям населения.

По данным Налогово-таможенного департамента после подачи деклараций за 2016 год получателям маленьких зарплат было дополнительно выплачено около 30 млн евро. Почти 80 тысяч человек получили эти деньги и совершенно очевидно, что они все пошли на потребление, обеспечив успех первого полугодия. Что же произошло в июле?

Пугающее слово — инфляция

Бесстрастная статистика отметила, что за июль индекс потребительских цен сразу рванул вверх на 3,6 %. Такой ценовой подъём в двухтысячных годах был только раз — в кризисном 2013 году, когда цены выросли на 3,8 %. Как только появились данные за июль, сразу зазвучало в комментариях некоторых политиков пугающее слово „инфляция“. Но когда вникнешь в колонки цифр, то понятно становится, что не так страшен инфляционный чёрт, как его малюют противники директивного повышения заработных плат.

Что подорожало в нынешнем июле к июлю прошлого года? Алкоголь и табак круче всего. Но это запланированное повышение за счёт роста акцизов. Конечно, неприятно, что против прошлогоднего пиво стало дороже на 21,7 %. Но и это не главная жизненная проблема для населения. Подорожал общепит, но здесь, скорее всего, сказался рост потока туристов.

Существенно, что почти треть всех удорожаний пришлось на еду. Молоко и молочные продукты выросли в цене нынешнего июля против прошлогоднего более, чем на 10 %. А мясо почти на 4 %. Правда, заметим, уж очень дешёвым было молоко и в начале года отрасль оказалась перед угрозой полного исчезновения.

Но понимание причин роста цен не меняет самого факта удорожания жизни и теперь остаётся ждать данных за следующие месяцы, чтобы понять, имеем ли мы дело с тенденцией, либо это локальный ценовой выброс, связанный — например — с массовой выплатой отпускных.

Многое прояснят данные о медианной зарплате за июль. Этих данных пока нет, как нет сведений о июльской ситуации с розничными продажами.

Куда идёт стрелка экономического барометра

Пока можно только отметить, что экономика у нас ведёт себя как нынешняя погода. Прогнозы на то, что в целом за год рост цен будет значительным, прежде всего опираются на предпринятое властью увеличение акцизов на моторное топливо. Всё-таки рост цены бензина на 8,5 % и дизельного топлива на 9,5 % против прошлого года — существенный фактор инфляционного характера. В том же направлении действует подорожание электричества для домохозяйств на 3,4 %. И только совсем экономически безграмотные люди могут считать, что резкий рост цен на алкоголь и пиво не оказывает влияния на разгоняющуюся инфляцию. Вообще борьба с пьянством экономическими и запретительными мерами нигде и никогда ни к чему хорошему не приводила. Известное швейковское высказывание о том, что поднимающее цены на пиво правительство долго не удержится — экономически обосновано. Косвенные налоги (к которым относятся акцизные ставки) привлекательны для власти простотой администрирования (то есть техникой сбора), но они абсолютно несправедливы, поскольку „тянут карман“ прежде всего низкооплачиваемым слоям населения. И тем самым власть, сделавшая ставку на подъём экономики путём повышения покупательной способности малообеспеченных слоёв, одновременно снижает возможности их потребления. С точки зрения фискальной это не страшно, но такая социально-экономическая стратегия не обеспечит роста реального производства в малом бизнесе, что — вроде бы — декларировалось правящей коалицией, когда она приняла на вооружение модель экономического подъёма, опирающуюся на опережающий рост заработных плат.

Выражение „в пользу бедных“, как известно, имеет два значения: во-первых, в прямом смысле оно может отражать действительную заботу о малообеспеченных, но в переносном смысле — означает пустые хлопоты. Статистика за август и сентябрь покажет что получилось у нас. Поживём — увидим.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 16.08.2017


Читать полностью...



Новые услуги — старые налоги


Пишет Владимир Вайнгорт 2017-08-16

Не позавидуешь нынче бухгалтерам, освоившим специальность в „докомпьютерную эру“. Получает такой бухгалтер, например, счёт за оказание услуги по размещению веб-страницы от предприятия, зарегистрированного в другой стране (часто даже в стране-офшоре). И начинает метаться в поисках разъяснений: во-первых, что такое „услуга по размещению веб-страницы“ и, во-вторых, как с этим счётом быть в смысле налога с оборота? С первым вопросом, в конце концов, бухгалтер разберётся. А со вторым всё далеко не однозначно.

Здесь важно, что это т. н. электронная услуга, которая попадает под действие четвёртой части второй статьи Закона о налоге с оборота (подробный перечень таких услуг есть на специальном сайте Налогово-таможенного департамента).

Дальнейшее развитие действий по налоговому учёту такой сделки зависит от того, зарегистрирован ли получатель услуги в Эстонии налогообязанным по налогу с оборота или не зарегистрирован. Хуже всего, если этот получатель не является налогообязанным в Эстонии, а оказывающая услугу зарубежная фирма занимается предпринимательством. В таком случае эстонский потребитель услуги вынужден зарегистрироваться в Эстонии ограниченным налогообязанным. Подчеркнём, такая обязанность появляется независимо от цены услуги и с первого дня её получения.

Что сие означает? Означает это крайне невыгодную операцию: придётся обложить стоимость приобретения услуги налогом с оборота (по ставке 20 %) в соответствии с принципом обратного налогообложения (бухгалтеры наши делать это умеют). А зачесть этот налог наше предприятие не сможет (поскольку оно не налогообязано по НСО, как мы договорились), но перечислить в бюджет налог придётся. Короче говоря, услуга по открытию веб-страницы станет для эстонской неналогообязанной фирмы на 20 % дороже. Это касается и любых других электронным способом оказываемых услуг (они названы в пункте 8, части 5, статьи 10 Закона о НСО).

Чтобы „не попасть на деньги“ есть единственный вариант: стать налогообязанным на основе добровольного собственного заявления (если для того имеются предусмотренные Законом о НСО предпосылки). А для обязанного по налогу с оборота в аналогичной сделке никаких налоговых неприятностей не появится (если, конечно, можно доказать, что услуга связана с предпринимательством эстонской фирмы, но иначе зачем ей веб-страница).

А когда удалось зарегистрироваться налогообязанным, надо поспешить сообщить оказывающему услугу партнёру свой номер налогообязанного, тогда счёт будет выставляться со ставкой НСО равной нулю и пометкой, что счёт выставлен в порядке обратного налогообложения.

Беда наших многих бухгалтеров, что они очень приблизительно (а иногда и никак) представляют себе требования Закона о налоге с оборота по части „ограниченного налогообязанного“. И это касается не только электронных услуг.

Кстати, заметим, что если есть желание зарегистрироваться налогообязанным в Эстонии, то делать это необходимо сейчас (во всяком случае, до 1 января 2018 года), поскольку в следующем году порог для такой регистрации значительно повышается. Он будет составлять 40 000 евро с начала года и до момента обязательной или добровольной регистрации.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 09.08.2017


Читать полностью...



Круг помощи бухгалтерам с разным опытом работы:

Журнал «Налоги и бухучёт» 24 номера в год. Подписчики имеют право Получать скидку 15 % при оплате семинаров по актуальным проблемам бух- и налогового учёта Получать скидку 50 % при оплате книг и приложений к журналу по отдельным вопросам Бесплатно участвовать в интерактивных консультациях по вторникам с 12:30 до 14:00 Получать скидку при оплате за переводы законов и инструкций СБУ Бесплатно получать телефонные консультации аудитора по четвергам с 10:00 до 12:00 Курсы для начинающих или имеющих перерывы в работе, а также курсы обучения бухгалтерскому учёту
OÜ Kardis является партнером по карте обучения Эстонской Кассы по безработице
Бухгалтерам, имевшим большой перерыв в работе, а также специалистам с небольшим опытом работы, предпринимателям, желающим разобраться в бухучете собственной фирмы, а также тем, кто хочет освоить профессию бухгалтера: пояснения программ, порядок действий, контактные данные
OÜ Kardis on Eesti Töötukassa koolituskaardi koostööpartner
Raamatupidaja täiendkoolitus: koolituste kava ja sisu ja metoodilised selgitused

Последние добавления в платную зону:

Журнал «Экспресс-консультация» № 23

Коммерческий кодекс

Журнал «Экспресс-консультация» № 22

Журнал «Экспресс-консультация» № 21

Закон о налоге с оборота
Квартирное товарищество: проблемы и решения
Подпишитесь на журнал „Налоги и бухгалтерский учёт. Экспресс-консультация“. Станьте подписчиком за 2 минуты!

Вы 2258944-й посетитель этого сайта

+372 645 2257, 645 2258, 645 9268, 641 8265
© 2011—2017, OÜ Kardis