Приглашаем коллег-бухгалтеров к участию в ближайших семинарах:
26.02
среда
10:00—12:00 Декларация физлица FIDEK за 2019 год
ведёт Елена Коростелёва
11.03
среда
11:00—13:00 В Нарве. Изменившийся Закон о НСО 2020 года. Новое заполнение в VD и VDP
ведёт Елена Коростелёва
25.03
среда
11:00—17:00 В Нарве. Трудовое право — подводные камни
ведёт Елена Коростелёва
08.04
среда
10:00—14:00 Годовой отчет за 2019 год — практикум бухгалтера
ведёт Надежда Солонина
Хотите стать бухгалтером? Обращайтесь в „Кардис“! Бухгалтерские курсы по 80-часовой программе Курсы бухгалтеров
„Кардис“ проводит курсы начинающих бухгалтеров по вечерам, курсы повышения квалификации бухгалтеров — утренние и вечерние, отдельные семинары по бухучету и налогообложению.

Мы являемся официальным партнером по карте обучения Эстонской Кассы по безработице. Мы постоянно аттестованы Министерством образования и науки, и наши слушатели гарантированно получают возврат подоходного налога (20 %) от стоимости обучения, при условии заполнения налоговой декларации (если они сами оплачивают обучение, а не учатся от кассы безработных или от своей фирмы).
Новости

Осторожно: контроль!


Пишет Владимир Вайнгорт 2020-02-19

Налогово-таможенный департамент в течение января опубликовал на своей странице в интернете несколько цифр, которые — по мысли авторов — должны свидетельствовать об их успешной деятельности.

Из этих публикаций видно, что весь прошлый год в центре внимания налоговиков были две темы: выплаты за труд без налогообложения и сдача в аренду или продажа жилья также без уплаты налогов. Более того из приведённых материалов явствует, такое целевое внимание к этим налоговым нарушениям сохранится и в нынешнем году. Кто бы спорил. Действительно, в теневой экономике оба явления присутствуют. По первому случаю НТД сообщает: что за 2019 год в результате 906 проверок были назначены платежи в размере 8,2 млн евро. К тому надо добавить 6233 персональных бесед-консультаций, после которых — по утверждению НТД — треть бизнес-собеседников „улучшили своё налоговое поведение“ (терминология НТД).

Правда, из опубликованных текстов не понять: какой процент действительных нарушителей оказался среди 906 проверенных фирм (но, судя по сумме назначенных платежей, небольшой). Зато по названной цифре бесед можно понять, что более 4000 разговоров позволили выяснить абсолютную налоговую невиновность приглашённых на встречи в НТД работников фирм. Любопытно было бы соотнести время и зарплату налоговых чиновников готовивших материалы, проводивших проверку и беседовавших с предпринимателями. Даже если каждый такой разговор длился полчаса, а на подготовку уходило тоже не менее получаса, то 4000 человеко-часов хорошо оплачиваемых госслужащих потрачено на разговоры с представителями бизнеса, не имевшего налоговых нарушений. То есть почти 3 человеко-года или, проще говоря, трое работников получали зарплату без всякой отдачи. И это без расчётов на безрезультатные проверки. Многим нашим читателям хорошо известны информационные поводы для такого рода бесед и проверок. В их основе сравнение фактических средних зарплат в маленьких фирмах со средними зарплатами по отраслям и регионам, которые теперь рассчитываются и находятся в открытом доступе. Для макроанализа и выявления трендов такие данные интересны. Но делать на их основе выводы по конкретной организации (у каждой из которых на размер зарплат действует масса разнообразных факторов) — мягко говоря — непрофессионально. Не говоря уже о правомерности применения презумпции виновности к тысячам абсолютно добропорядочных фирм. Отклонение температуры конкретного больного от средней по больнице не лучший способ диагностирования. Из этой истории следует несколько практических выводов. Фирме не нарушающей налоговых законов, но имеющую реальную среднюю зарплату отличающуюся от среднеотраслевых данных, есть смысл зафиксировать мотивацию существующих у неё выплат и направлять её в НТД всякий раз при появлении интереса с его стороны (а может быть послать в начале года — чтобы прочли и не приставали). Тем более и сами налоговики понимают условность собственных стараний. Руководитель службы налогового аудита республиканского НТД полагает, что 23 % предприятий Эстонии неверно облагают выплаты работникам, а недоплата налогов по этой причине около 86 млн евро. То есть прошлогодние их старания малоэффективны. Это же понимает и большинство предпринимателей. Сегодняшняя методика расчёта подоходного налога с зарплат несправедливо высока по отношению к получателям зарплат чуть выше медианной (1160 евро) и до 2000 евро. А такие зарплаты как раз самые массовые у основной части работников в малых и даже средних фирмах.

Недоумение вызывает новая для нашей налоговой практики трактовка ответственности за латентную зарплату. В опубликованной информации сказано: „НТД исходит в своих проверках из того, что если работник сознательно принял заработную плату в конверте или согласился на её выплату, то за неуплату подоходного налога он отвечает солидарно с работодателем“.

Здесь возникает сразу три вопроса. Первый — раньше НТД всячески подчёркивал: если работник сообщит, что ему платят „по-чёрному“, то ему ничего не грозит, поскольку закон нарушает работодатель (что правда). Второе — налоговики понимали зависимость работника (особенно в отраслях, где конкуренцию составляют мигранты) и реальность угрозы „получай как я предлагаю, а не хочешь — гуляй!“. И третье обстоятельство: часто генподрядчик (особенно в строительстве) выигрывает конкурс (в том числе и на госзаказ) только потому, что заставил субподрядчика платить рабочим „по-чёрному“. И реальные виновники латентной оплаты труда заказчик и генподрядчик. Наконец, непонятно: что значит равная ответственность? Налоговое требование удваивается? Или делится пополам? И то, и другое не прописано в законе.

Вторая тема главного налогового внимания: уход от налогов при аренде и продаже квартир. Чтобы поймать налоговых уклонистов, проводятся массовые проверки на этой „линии налогового фронта“, основанные на тотальном подозрении в мошенничестве всех собственников нескольких недвижимостей.

У меня на столе письмо, автор которого имеет три недвижимости и налоговики от него требуют доказательств отсутствия налоговых нарушений, не вникнув, что одна из недвижимостей — участок земли и сдать его в аренду за деньги можно разве что под землянку; в другой живёт взрослый сын, хотя и зарегистрирован он в одной квартире с родителями в третьей квартирной недвижимости. Можно, конечно, сказать, что не велик труд всё объяснить, но за версту от такой методологии несёт махровой полицейщиной и оскорблением достоинства людей. Тем более, главная причина, по которой массово квартирособственники не платят налоги с получаемой арендной платы, отнюдь не жадность, а неумная норма закона, по которой освобождение от налога при продаже квартиры без использования её до момента продажи самим квартирособственником для личного проживания предоставляется только тем лицам, которые это жильё в своё время приватизировали. Но отсутствует аналогичная льгота у супруги (супруга) или у прямых наследников (если тот, кто приватизировал квартиру ушёл в мир иной). Оставшись в одиночестве, пожилой человек часто сдаёт квартиру в аренду (если у него есть возможность жить с близкими или снять квартиру подешевле), но делает это без оформления (и, следовательно, без налога), чтобы в случае продажи квартиры (которая рано или поздно предстоит) не платить 20 % от всей суммы сделки. Это всем понятно. Об этом сказано и написано многократно. Поправка в законе на этот счёт сразу увеличит поступления в бюджет налогов от аренды, но... пока подозревают априори всех с невысокой эффективностью проверок „стрельбой по площадям“.

Опубликованные НТД данные о результатах тотальной подозрительности вряд ли повысят налоговую дисциплину, но должны стимулировать всех нас обращаться к депутатам Рийгикогу с требованиями улучшить налоговые законы, а не заставлять всех и каждого искать доказательства, что мы не воры. При этом хочу заметить, что предъявлять претензии к налоговой службе в данном случае нечего. Их поставили в такие условия и „они играют как умеют“.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 12.02.2020


Читать полностью...



Приговорённые к „высшей мере“


Пишет Владимир Вайнгорт 2020-02-19

О ком это? О нас всех, уважаемые читатели. Это мы обречены рисковать жизнью и здоровьем, как только покидаем пределы квартиры и движемся в любом направлении пешком или на автомобиле. Не зная своей судьбы. Разве три женщины из трёх поколений одной семьи: бабушка, её взрослая дочь и внучка — могли представить за минуту до трагического столкновения на дороге, что это их последнее мгновение? Так же, как виновник страшного ДТП думать не думал, что через секунду-другую унесёт три жизни и сломает свою собственную. Недели две об этом дорожном происшествии писали и говорили все наши СМИ. Общественность требовала ужесточений: штрафов, лишения водительских прав, а то и лишения свободы на длительные сроки для пьяных или невнимательных водителей. Общественность была недовольна дорожной полицией, судами, авторами законов. Потом, естественно, успокоилась. И смерть женщины сбитой автомобилем 27 января на Тартуском шоссе в Таллине новой волны общественного возмущения не подняла.

Понятное дело. У нас за прошлый год погибло на дорогах 51 человек. Что же — каждую неделю волноваться и требовать „распни его“ в адрес виновных водителей? Следующий раз поднимется шум опять по поводу из ряда вон выходящего случая. А ждать такой случай себя не заставит. Потому, что условия, в которых находятся автомобилисты и пешеходы, не меняются.

Факторы риска

Судя по реакции общества и СМИ на горестные „вести с дорог“ сидит в нашем сознании твёрдая уверенность, что причина ДТП в подавляющем большинстве случаев — человеческий фактор. То ли водитель, то ли пешеход, но всегда кто-то нарушил правила. Был пьян. Не соблюдал скоростные ограничения. Пренебрёг сигналом светофора и т. п. Всё имеет место быть, но действительная причина глубже дорожной недисциплинированности. Она заложена в нашей человеческой природе. Мы, например, боимся, если в нашу сторону бежит бодливая корова. Или даже козёл рогатый (хотя кроме синяка других повреждений они не нанесут). Чувствуем себя некомфортно вечером в тёмном саду, даже если твердо знаем, что кроме нас там никого нет. Но смело прём по „зебре“, когда автомобиль на огромной скорости находится метрах в десяти. Потому как знаем: он должен остановиться! Боязнь ночного леса и диких животных заложена в наш генотип тысячелетним опытом. А страх перед техникой человечество не выработало. И хотя понимаем, что правила технической безопасности написаны кровью — уверены: нашей крови туда не добавится. Мы не хотим знать, что людям свойственно ошибаться. Тем более в стрессовой ситуации.

С человеком за рулём может что угодно случиться (как и с техникой). Его может подвести глазомер, что-то отвлечёт внимание, сморит усталость, наконец. Уповать на то, что у дороги повешен предупредительный или запрещающий знак, либо на дорожном асфальте проведены белые полосы и тем самым обеспечивается безопасность участников движения — в лучшем случае — наивно.

Впереди крутой поворот

По нескольку раз в день перехожу улицу, выходящую под прямым углом на Пярнуское шоссе в его самой напряжённой части. Перед выездом на шоссе знак „поворот только направо“, а на самом шоссе сплошная полоса, не разрешающая ехать влево. С другой стороны шоссе тоже белая полоса, не позволяющая тоже повернуть налево. Но нет дня, когда бы эти полосы не пересекали в обе стороны лихачи. Особенно опасны нарушители съезжающие с Пярнуского шоссе влево — они торопятся проскочить до приближения встречного потока и потому влетают на нерегулируемый поворот с явным превышением скорости. Аварий много. Тем более по обе стороны шоссе школы и, сами понимаете, какие здесь пешеходы, да ещё на самокатах.

Исключить нарушения можно одним путём — вместо белых линий поставить ограждения аж до предусмотренных разворотов. Эффективность заграждений доказывает расположенный метрах в тридцати от опасного поворота „островок безопасности“ ограждённый турникетом. Исключает аварии и турникет, установленный там где Пярнуское шоссе примыкает к „Площади Свободы“ (где раньше опасные пируэты совершали автомобили поверх белых полос). Знаки ограничения скорости у нерегулируемых перекрёстков гроша ломаного не стоят в сравнении с „лежачими полицейскими“. Как и в сравнении с ними штрафы и увещевания. Мало кто — трезвый или пьяный — станет на высокой скорости прыгать через такую преграду и уж всяко не врежется в турникет.

Таллин даёт немало других примеров снижения дорожной опасности путём переустройства условий для транспортных потоков. Но дело идёт медленно.

Свет и тьма

Недавно часу в седьмом пришлось мне ехать в такси по улице Техника, где с одной стороны железная дорога. Жаль, что на моём месте не оказался тот начальник, кто ведает освещением таллинских улиц, он бы послушал, что о нём и мэрии в целом думает пожилой таксист. На этом участке улицы пять или шесть пересечений, обозначенных знаками „переход“. С той стороны, где стоят дома, свет окон хоть как-то помогает увидеть приближающегося пешехода. А со стороны железнодорожной насыпи в сплошной её черноте рассмотреть кого-либо совершенно невозможно. Страшный результат похожей „освещённости“ случился совсем недавно, когда едущий по правилам автомобиль убил женщину. Один из руководителей Пыхьяской префектуры сказал: „Пешеход была в тёмной одежде и осталась незамеченной водителем до момента, когда было уже слишком поздно“. И это на одной из центральных магистралей столицы. Так кто у нас отвечает за свет?

Жёлтые звёздочки на высоких столбах можно считать уличным украшением, не более того, поскольку обочины дорог эти странные лампы не освещают. В центре города пешеходы появляются в свете фар автомобилей, как „чёрт из табакерки“.

Конечно, превращение городских дорог в прокрустово ложе, исключающее опасную езду — дело не дешевое. Но это цена жизни горожан. Кроме погибших на дорогах за 2018 год у нас 1822 человека получили увечья. Как-то даже неловко говорить в этой связи об экономии на освещении либо на обустройстве дорог. Когда идут и идут сводки с дорожного фронта: 21 января на пешеходном переходе по улице Эндла сбита 23-летняя женщина, 22 января на бульваре Сыпрузе на переходе сбита 28-летняя женщина. И так почти ежедневно. В прошлом году в столице пострадали люди в 519 ДТП. Среди пострадавших преобладают дети.

Статистика известна. Известны самые опасные перекрёстки и участки улиц. И хотя, скажем честно, многое делается для улучшения дел, но в пределах ограниченных средств. А давайте пофантазируем, дорогие читатели! Представим, что депутаты горсобраний скажут: каждая жизнь дороже культурных, спортивных, развлекательных и прочих программ. Объявим год, когда больше всего денег (кроме расходов на здравоохранение и образование) пойдёт на уменьшение ДТП! Я, как налогоплательщик, такой подход поддержал бы. Одно из двух: или надо платить и сделать город безопасным, или прекратить трепаться о „воспитании дорожной ответственности“. Третьего выбора здесь нет.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
Балтийский институт жилищной экономики


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 12.02.2020


Читать полностью...



Особенности налога с оборота при сделках с жильём


Пишет Владимир Вайнгорт 2020-02-05

„Бывают странные сближения“. В том числе в содержании попадающих к нам вопросов. Например, под конец прошлого года с разницей в один день из двух разных фирм пришли вопросы связанные с применением закона по налогу с оборота в случаях продажи недавно купленных новых квартир.

У первой фирмы ситуация простая. Квартиру купили, когда дом ещё строился. То есть по экономической сути сделки, осуществили предоплату. И произошло это за год с небольшим до ввода дома в эксплуатацию. Как правило при таких условиях цена на 8–10 % ниже рыночной за готовую квартиру. Когда дом достроили фирма-собственник (оплатившая её ранее) продала квартиру по рыночной цене. Руководитель фирмы спрашивает: обязательно ли продавать квартиру с налогом или (учитывая более чем годовой срок между покупкой квартиры и её продажей) есть возможность попытаться признать её не новой, чтобы избежать налога? Увы. В законе нет временного фактора для определения необходимости применения нормы о налогообложении новых квартир. Единственный критерий: эксплуатировалось жильё или не эксплуатировалось? Если не эксплуатировалось — квартира новая и налог обязателен. А что его размер больше того, каким был „входящий“ НСО при первой покупке — так и цена ведь другая. Пропорционально цене растёт и налог.

У руководителя другой фирмы (и автора второго вопроса) желание прямо противоположное. Ему как раз желательно бы продать квартиру с налогом. Ситуация там такая: фирма (налогообязанная по НСО) купила пять новых квартир для посуточной сдачи в найм через Booking. com. То есть все квартиры стали мини-гостиницами (иногда их называют апартаментами). Все квартиры были куплены, естественно, с входящим НСО. Фирма-покупатель составила и подала Налогово-таможенному департаменту убедительный бизнес-план о предстоящем гостиничном использовании площадей квартир, обеспечив тем самым право зачесть уплаченный налог с оборота (честно включая НСО по ставке 9 % в счета за проживание). А спустя некоторое время появился потенциальный покупатель на одну из квартир.

И уж очень заманчивым показалась предложенная им цена. Не устоять было. При этом никаких сведений о характере будущего использования квартиры не было. То есть она покупалась как жилье. Значит сделка не предусматривала налога с оборота (поскольку продажа жилья всегда не влечёт НСО). Продали без налога. Но не учли, что в таком случае придётся вернуть зачтённый ранее при покупке квартиры налог с оборота. И это — без вариантов, как им верно сказали в налоговом департаменте, где попеняли, мол — если вы не исключали продажи квартиры, зачем сразу зачитывали всю сумму уплаченного НСО? Могли по 10 процентов ежегодно это делать. Меньше сейчас пришлось бы платить. Что, конечно, правда. Хотя с позиций финансовой стратегии фирмы разумнее деньги получать как можно раньше поскольку идет инфляция и покупательная способность денег падает ежедневно. А так как между приобретением квартиры с НСО и её продажей без налога прошло меньше года — зачтённый входящий налог приходится возвращать полностью. И оказалась сделка в итоге не столь выгодна, как выглядела в начале. Но всё равно осталась прибыльной.

Ничего не поделаешь. Особенности налогообложения сделок с жильем надо учитывать при их совершении. Тем более, на сегодняшний день это самые выгодные хозяйственные операции и таковыми они останутся до тех пор, пока цена квартир на таллинском, тартуском, пярнуском рынках недвижимости растёт и будет ещё год-два расти.

Особенно важно помнить о НСО в распространённых сейчас хозяйственных операциях на основе приобретения „убитых“ старых квартирах, которые доводятся до рыночной кондиции и продаются по цене близкой к стоимости нового жилья. В законе о налоге с оборота есть прямая и легко применимая норма об условиях, когда соотношение расходов на ремонт к цене квартиры превращает её в „новую“ в смысле налогообложения.

Три фактора во всей этой истории с продажей квартир значимы: эксплуатировалась ли новая квартира после её приобретения; новая она поскольку только построена либо новая по расходу средств на ремонт; и для каких целей её приобретают? Но в этих „трёх соснах“ иногда умудряются заблудиться.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 29.01.2020


Читать полностью...



Цена счастья — 2020


Пишет Владимир Вайнгорт 2020-01-29

Неизбывна магия цифр. Сейчас, например, чего-то особенного ждём от года двадцать-двадцать. К тому ещё и високосного. И хотя любому специалисту в области экономики понятно, что существенных изменений к лучшему (впрочем, к худшему тоже) в этом году ждать не стоит — давайте пофантазируем: какие перемены могли бы произойти? Сделаем это применительно к одному из самых красивых макропоказателей всё чаще встречающемся в международных рейтингах — „уровню счастья“. Его вычисляют специалисты ООН по шести факторам: ВВП на душу населения, продолжительности жизни, щедрости жителей и уровню социальной поддержки, а также состоянию свободы в обществе и коррупции в стране. В прошлом — 2019 году Эстония в списке из 156 стран занимала 55 позицию, пропустив вперёд Латвию — 53 место и Литву — 42 место (хотя по многим рейтингам Эстония впереди других стран Балтии). Подумаем вместе: где наш резерв роста?

Поверим алгеброй гармонию

Упростим вопрос, сведя его к той формулировке, в которой великий комбинатор — незабвенный Остап Бендер обратил его к Шуре Балаганову: „Скажите, Шура, честно, сколько вам нужно денег для счастья? Только подсчитайте все“. Давайте и мы подсчитаем (в месячном эквиваленте, например). Чтобы понять, кому у нас в стране сколько надо чтобы чувствовать себя счастливым, бросим для начала взгляд на потенциальные возможности по оплате труда (не только физического, но также интеллектуального). За 9 месяцев прошлого года медианная зарплата в Эстонии составляла 1100 евро. Меньше и больше получали почти по 290 тысяч человек. Из тех, у кого было меньше, опять же примерно половина получала около необлагаемого подоходным налогом минимума (то есть минималку в 540 евро). Ещё меньше получали неработающие пенсионеры — в среднем 486,60 евро за третий квартал 2019 года. И те и другие на эти деньги могли жить только в полной нищете (учитывая стоимость жилья, а для пенсионеров ещё и цену лекарств). Никто сегодня не станет спорить, что реальная стоимость скромного нормального уровня жизни должна равняться нынешней медианной зарплате, то есть находиться в зоне 1000–1100 евро. По европейским канонам размер пенсии желателен около половины средней зарплаты. Для нас это тоже 800–1000 евро.

И, конечно, хорошо бы с пенсии работающих пенсионеров не брать подоходный налог, облагая только зарплату (по тем же правилам, что зарплату у других категорий работников). При этом имело бы смысл необлагаемый минимум сдвинуть к 1000 евро (сдвинув скользящую шкалу налогообложения от 1000 до 3000 евро). При таких условиях можно было бы создать базу для продвижения вверх по рейтингу счастья уже в нынешнем году. Поскольку на основе таких цифр малооплачиваемые категории населения и пенсионеры (а это около трети взрослого населения) оказались бы в зоне благополучия, что в экономическом смысле выразилось бы в росте потребления и следовательно неплохом росте ВВП на душу жителей страны.

Поднаторевшие в экономике читатели сочтут приведённые выше цифры беспочвенными мечтаниями сродни гаданию на вероятного жениха под святки. Потому что понимают: для таких надежд надо сначала ответить на вопрос — откуда взять деньги?

Средства есть

В Эстонии есть слой населения уже имеющий экономическую базу для полного счастья. Среди публикуемых цифр о доходах есть любопытный список о размерах полученных в 2019 году дивидендов. У первой сотни физических лиц — получателей размер дивидендов колебался от 34,3 млн евро до 601,5 тыс. евро. При этом 59 получателей имели дивиденды от миллиона евро и выше. Все они уплатили соответствующий подоходный налог, но от социального налога освобождены. То есть за тех, кто зарабатывает 540 евро (минималку), работодатель платит 33 % соцналога (178,2 евро). Эти средства идут на выплату пенсий и содержание больничной кассы. У нас никто из получателей зарплат не освобождается от социального страхования. Что правильно. Потому, что и пенсионная система и медицинское обслуживание базируются на так называемом принципе солидарности поколений (его придумал ещё Бисмарк). То есть нынешние пенсионеры, когда ещё таковыми не были, содержали своих пожилых родителей, а то и бабушек с дедушками. А теперь их содержат не достигшие пенсионного возраста работающие дети и внуки. Однако в этой поколенческой солидарности не участвует финансовая аристократия (в отличие от живущего на зарплату податного сословия). Какое-то налоговое средневековье существует у нас. То есть все налогоплательщики равны, но есть такие, кто равнее. А между тем, получатели первой сотни дивидендов (если бы их уровнять в обязанностях с получателями трудового дохода) отдали бы за 2019 год „в пользу бедных“ (старых и больных) 62,5 млн евро. Выровняв налоговую нагрузку, государство могло бы снизить размер социального налога, что стало бы реальной помощью прежде всего малому бизнесу. Тема не нова, любой вменяемый экономист понимает правовую неправоту разделения налогоплательщиков на малообеспеченных атлантов (содержащих социальную сферу) и аристократов, гордо презирающих эти обязательства государства. Недели две тому назад, например, после одной из моих публикаций мне пришло письмо от магистра экономики Ирины Сысуевой, которая на цифрах доказывает, что малые предприятия платят в процентном соотношении налоги (от зарплат и крохотных дивидендов) больше, чем крупные. Она полагает, что это „нарушает конституционное право равного подхода ко всем“. Принцип солидарного социального страхования, конечно, требует уравнять платежи во внебюджетные социальные фонды (пенсионный и больничный) от доходов трудовых и финансовых. Формы такого выравнивания могут быть разные. В письме Ирины Сысуевой, скажем, есть мысль о том, что стоит подумать, чтобы „выплата дивидендов и зарплаты были бы взаимосвязаны в процентном соотношении или было бы установлено их соотношение к обороту“. Впрочем, это уже из сферы налоговой технологии. А суть вопроса проста: делиться надо всем. И тогда будет нам всем счастье. Может быть даже и в две тысячи двадцатом году. Что вряд ли.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 22.01.2020


Читать полностью...



Новогодний подарок налогоплательщикам


Пишет Владимир Вайнгорт 2020-01-15

11 декабря 2019 года Рийгикогу принял большой пакет изменений к Закону о подоходном налоге, о котором не раз придётся говорить в нынешнем году, по мере вступления новых норм в силу.

Но одно из этих изменений (действующее с 1 января 2020 года) можно считать настоящим подарком от Деда Мороза многим эстонским налогоплательщикам: как юридическим, так и физическим лицам. Это дополнение части пять прим 48-й статьи Закона о подоходном налоге, касающейся специальных льгот в связи с оплатой работникам транспортных расходов (либо бесплатной перевозки между домом и местом работы).

До 24 часов 31 декабря 2019 года действовала такая формулировка на этот счёт: „Спецльготой не считаются связанные с предпринимательством работодателя расходы на транспортировку работающего на основании трудового договора лица между местом жительства и местом работы, если место жительства работника находится на удалении как минимум 50 км от места работы или если работодатель организует транспортировку транспортным средством, в котором как минимум 8 посадочных мест, или автобусом в понимании закона о дорожном движении“.

С 1 января к этой норме добавилось такое предложение: „В качестве спецльготы не облагается возмещение цены билета на общественный транспорт, использованный для транспортировки между местом жительства и работы работников“. То есть можно без налогового риска компенсировать расходы работника на проезд от дома до места работы на любом транспорте, где выдают билеты, независимо от расстояния. Точнее, в радиусе до 50 км (поскольку от 50 и дальше это можно было делать по „старой норме“). Но различие не только в длине пути. По поводу оплаты проезда в зоне от 50 км и дальше норма отменяла специальную льготу только для тех лиц, которые выполняли работу на основании трудового договора (и такая формулировка осталась). А внутри 50-километровой зоны можно компенсировать расход на поездку „работникам“ в понимании первой части 48-й статьи. То есть не только тем, кто имеет трудовой договор, но и членам руководящих органов юридических лиц и подрядчикам.

Из пояснительной записки к проекту поправки в законе видно, что возможно без налогового риска оплачивать проездные карточки (которые продаются для поездок на электричках, например). Там же, правда, сказано, что освобождение от налогов не касается поездок на такси. Но это, согласитесь, нормально.

Новая норма не только уменьшает налоговое давление. За ней большой социальный смысл. Прежде всего, начиная с 2020 года облегчается использование трудовых ресурсов по всей территории Эстонии. Как раз поездки на работу и с работы за 50 и более километров всё же были экзотикой. А поездки из Маарду в Таллин или, например, в Таллин из Куусалу, либо из Пайде в Таллин (равно, как и наоборот) носят вполне массовый характер. Возможность компенсации расходов в таких случаях, практически, означает увеличение зарплаты для огромного массива периферийных жителей, не имеющих работы вблизи дома. Более того, новая норма имеет немалый экономический эффект, поскольку для большого числа работников окажется выгоднее ездить на работу из дома электричкой или автобусом, не используя личный транспорт. А это позволит увеличить нагрузку на внутриреспубликанские железнодорожные и автобусные маршруты, тем самым увеличивая внутриреспубликанский денежный оборот.

Вполне разумное решение. Его принятие позволяет надеяться, что возможен пересмотр и некоторых других норм закона о подоходном налоге в части отнесения социального характера расходов к специальным льготам (как это произошло в прошлом году с оплатой занятий спортом, а нынче с транспортом — переставшим являться налогооблагаемыми специальными льготами). Может быть дойдём до безналоговой оплаты питания в ночных сменах, а того и гляди с освобождением от налогов оплаты отдыха работников в пределах Эстонии. Тенденция развивается в эту сторону. Но и без того за изменение закона, о котором идёт речь, надо сказать большое спасибо правительству и законодателям. Они того заслуживают.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 08.01.2020


Читать полностью...



Живём по Брейгелю


Пишет Владимир Вайнгорт 2020-01-08

Самая известная картина Питера Брейгеля Старшего имеет несколько названий: „Притча о слепых“, „Слепые“ и „Слепой ведёт незрячего“. Все отражают суть изображения: шестеро слепых цепочкой движутся вперёд, но поводырь уже оступился и упал в яму, следующий тоже падает. А остальные ещё идут, держась друг за дружку. Очень напоминает ситуацию в большинстве квартирных товариществ, которые ведут к домовому счастью малосведущие люди.

Налоговая арифметика

В жизни не видел такого искреннего удивления, как на лице одной знакомой, занявшей недавно пост председателя правления КТ в результате устроенного под её руководством „товарищеского“ переворота. „Представляете, — рассказывала она, — прошлая председательница не умела или не хотела думать как сэкономить деньги жильцов. Я, например, первым делом сообразила: зачем мы содержим уборщицу, если в доме несколько неплательщиков. Встретилась с главным должником (2200 евро должен) и предложила ему: убирайте четыре месяца двор и лестничные клетки — отработаете долг. Что вы думаете, согласился! Предшественница судиться с ним хотела. А это всё расходы“. „Верно, — согласился и я. — Стоить это будет дороже прежнего дворника, но должников станет меньше“. Вот тут она и удивилась: „Как дороже? С чего, вдруг?“.

Пришлось считать. Прежняя уборщица обходилась товариществу в 480 евро плюс социальный налог размером 158,4 евро плюс копеечный платёж в Кассу помощи безработным — итого получалось около 650 евро (поскольку другой работы у неё не было — подоходного налога не возникало).

У работающего где-то должника в каждом из четырёх месяцев получается: 110 евро подоходного налога (поскольку ему необлагаемые 500 евро уже учли); плюс 181,5 евро социального налога — то есть ежемесячно платить придётся около 300 евро в бюджет и, конечно, за счёт товарищества списать долг. Обойдётся почти по 850 евро в месяц. Собеседница глотала воздух, не понимая откуда вдруг появились налоги. Поскольку понятия не имела, что в законе о подоходном налоге (по статье 48, части 4, пункту 9) отказ от денежного требования относится (в смысле налогообложения) к специальным льготам (дворник — несомненно — работник). И совсем сникла, когда выяснилась опасность налогового риска от того, что зарплату предшественницы она придумала заменить компенсацией за использование личного автомобиля в служебных целях. Действительно, член правления может получать без налога ежемесячно 335 евро. Правда, по норме 2-го пункта 3-й части статьи 13 закона о подоходном налоге надо отразить для этого в учёте деловые поездки на 1116 км в месяц. „Куда, — спрашиваю, — собираетесь ездить?“. „За хозтоварами“, — отвечает. Из любого ласнамяэского дома (где действует собеседница) до самого дальнего хозяйственного магазина от силы 3 км. Туда и обратно — 6 км. То есть за месяц по этим делам надо смотаться 186 раз (!) или по 6 раз ежедневно в будни и выходные.

Финал разговора совсем плохим получился. „Кто же это проверять будет?“ — справедливо заметила домовая начальница. „Наверное, никто, — пришлось согласиться с ней. — Но с предшественницей-то расстались плохо. Вот она в порядке сатисфакции и сообщит налоговой службе о нарушениях закона“, — предположил я. Дальше вышла у нас немая сцена.

Плата за незнание

Налоговые обязательства — мелочь в сравнении с миллионными кредитами, пожаром охватывающими дом за домом для т. н. реновации, снижающей теплопотребление (которая, действительно, позволяет его уполовинить). Если, конечно, кроме утепления дома (включая трёхслойные окна) заменить естественную вентиляцию принудительной. Но даже при финансовой поддержке „Кредекса“ удовольствие это недешёвое. Настолько, что когда всю величину снижения платы за тепло направляют на возврат кредита — срок его погашения растягивается почти на 20 лет. И всё это время жильцы платят ровно прежнюю сумму (если цена тепла не поднимется за эти годы, чего исключать нельзя). И это не главный риск. Вполне возможно, рванёт вверх стоимость электроэнергии. А у нас электроплиты. А у нас рекуператоры принудительной вентиляции „на электротяге“ (и никто не гарантирует, что эта система не потребует вложений ещё до возврата кредита). Наконец, самое главное: реновация жилья базируется на том, что в долгой перспективе сохранятся сегодняшние схемы отопления жилья. Недавно на одной серьёзной конференции я слушал доклады специалистов из Голландии, один из которых демонстрировал в натуре плащ с солнечными батареями, обеспечивающими работу гаджета, и женскую блузку „отапливающую“ владелицу. Другой показывал стекло, которое пропускает свет не хуже обыкновенного, одновременно являясь солнечной батареей. Пока ещё оно дорого стоит. Однако нынче технологии с невероятной быстротой меняют мир. Кто из уважаемых читателей не двадцать лет назад, а всего лишь пару лет тому мог предположить, что город заполнят электросамокаты? Или нынешнюю роль того, что ещё несколько лет назад было всего лишь телефоном.

Возможно, правы несколько председателей квартирных товариществ, которые за меньшие (чем расход на реновацию) деньги оснастили дома солнечными батареями, превратившими здания в миниэлектростанции с окупаемостью вложений всего за 8–10 лет. В любом случае, на месте жильцов есть смысл потребовать от радетелей за двадцатилетние кредиты пригласить на собрание „солнцеактивистов“, а ещё лучше потребовать экспертного сравнительного расчёта эффективности различных способов экономии жилищно-эксплуатационных затрат (энергия от солнца не единственный вариант превращения здания в „умный дом“). Популярный американский урбанист Ричард Флорида считает спасительным для современных городов три „Т“: технологий, таланта, толерантности.

Применительно к нашей теме, предлагаю уважаемым читателям-квартирособственникам не допускать к домовой власти „инициативщиков“, пользующихся десятками доверенностей (что есть показатель абсолютной нетолерантности), для проталкивания решений без учёта технологических перспектив и, конечно, ни при каких обстоятельствах не поддерживать тех, кто лишён таланта человеческого общения, базирующегося на сочувствии к чужой беде. В наших жизненных реалиях, чаще всего, это малообеспеченность или, проще говоря, бедность, в тисках которой (согласно статистике) находится более четверти населения.

Малообразованные нахрапистые „чудаки с инициативой“ легко заведут нас в финансовую яму. Если мы — слепцы.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 01.01.2020


Читать полностью...



Установление минимальной ставки заработной платы


Пишет Елена Коростелёва 2020-01-02

Клуб бухгалтеров «Кардис» Постановление Правительства Республики от 19.12.2019 № 115

(RT I 21.12.2019, 27)


Постановление вводится на основании части 5 статьи 29 Закона о трудовом договоре.

§ 1. Введение минимальной ставки заработной платы

Установить с 1 января 2020 года минимальную почасовую ставку заработной платы 3,48 евро и при работе с полной занятостью минимальную месячную ставку заработной платы 584 евро.

§ 2. Признание постановления недействительным

(1) Постановление Правительства Республики № 117, 13.12.2018 года „Установление минимальной ставки заработной платы“ признается недействительным

(2) Постановление вступает в силу 1 января 2020 года.

Премьер-министр Юри Ратас
Министр социальных дел Танел Кийк
Госсекретарь Таймар Петеркоп



Читать полностью...



С Новым годом!


Пишет Инфослужба Клуба бухгалтеров 2019-12-31


Читать полностью...



Возможность сохранить лицо


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-12-25

Несмотря на многократные разъяснения по поводу писем от Налогово-таможенного департамента в части небольших размеров выплат руководству коммерческих структур — вопросы на эту тему то и дело появляются в почте, вроде капающей воды из прохудившегося крана.

Обстоятельства разные, но суть вопросов одна: надо ли поднимать плату за членство в правлении либо увеличивать зарплату работнику в связи с тем, что налоговые аудиторы шлют фирме письмо, где обращают внимание на значительный разрыв существующих выплат и данных о средней зарплате по аналогичному виду деятельности в том же городе (или уезде). Сразу заметим, в письмах от налоговой службы требования по поводу увеличения платы не содержится. Разве что, просят объяснить: почему так происходит?

Последним (всего неделю назад) пришёл вопрос на этот счёт с таким конкретным содержанием: в фирме занимающейся интеллектуальным трудом всего два получателя выплат — член правления (он же единственный собственник, а также основной исполнитель работы) и один наёмный технический работник (оба получают по 540 евро в месяц). Автор письма спрашивает: как объяснить налоговикам такие размеры вознаграждения за труд или ничего не объясняя, немедленно повысить размер выплат, поскольку из отдела налогового аудита пришло письмо, что средняя зарплата в аналогичных фирмах (таллинских) составляет сейчас 1260 евро.

Думаю, вопрос идёт не столько о зарплате работника, сколько о плате члену правления. Чтобы дать совет по поводу реакции на письмо из налоговой службы необходимо для начала было уточнить: планирует ли собственник по итогам года выплачивать дивиденды и если да, то в каком размере? И дополнительный вопрос возник: единственный ли источник дохода у члена правления — выплаты от рассматриваемой фирмы?

На самом деле это два центральных вопроса. Потому, что если фирма платит собственнику за его труд сумму только обеспечивающую ему больничное страхование, а других источников дохода у него нет, вполне резонные возникают подозрения о наличии некоторого латентного канала обеспечения жизненных потребностей трудящегося собственника. Хотя вполне возможна ситуация, что фирма не очень успешна. Особенно, если её деятельность только начинается. О реальном положении дел в таком случае хорошо бы проинформировать налоговиков в ответном письме (или в разговоре).

Иная картина складывается, если собственник фирмы имеет другой источник дохода для удовлетворения жизненных потребностей. Тогда выплаты от фирмы, о которой идёт речь, могут быть какие угодно (или вообще никаких выплат не будет). Размер выплат в таком случае определяется выбранной финансовой стратегией (никаких обязанностей в части минимального размера платы члену правления законодательство не содержит). Это к вопросу о плате размером в 540 евро.

Но совсем иная ситуация складывается, если собственник — член правления кроме платы за работу в фирме получит ещё дивиденды. А в конкретном случае, о котором ведём речь, как раз и планировались дивиденды по итогам 2019 года в размере от 15 до 20 тысяч евро. Тут, объясняй — не объясняй, абсолютно понятно: собственник уходит от уплаты социального налога, полагая, что делает это законным путём. То есть свой труд за год он оценивает в 6480 евро, а финансовый доход от взноса в капитал полагает равным от 15 до 20 тысяч евро. То есть доходность его паевого взноса в процентах многократно превысит в обоих случаях самые выгодные финансовые вложения. Но увы, такую финансовую талантливость налоговая служба скорее всего не оценит, а попросту переквалифицирует дивиденды в трудовой доход (другой вопрос — частично или полностью) опираясь не только на соображения здравого экономического смысла, но и на ряд судебных решений. Например, ещё в 2009 году Таллинский окружной суд в решении по такого рода соотношениям трудового и финансового дохода сказал, что если пайщик активно участвует в работе коммерческого объединения и в результате его действий появляется прибыль, то необоснованно маленькая зарплата (в сравнении с размером дивидендов) может рассматриваться как уход от налога и возможно применение 84-й статьи закона о налогообложении.

Более того, есть на этот счёт практика переквалификации дивидендов и в случаях, когда небольшой размер ежемесячных выплат объясняется получением средств из других источников (неважно: зарплат или пенсий).

Возвращаясь к рассматриваемой конкретной ситуации, вполне разумной была бы выплата за труд члену правления сравнимая со средней — отраслевой. То есть около 1200 евро в месяц. Тогда зарплата за год составила бы 14 400 евро. Социальный налог — 4752 евро. И если при таких расходах хватит прибыли на несколько тысяч дивидендов, то вряд ли возникнет вопрос у налогового аудитора. Может не возник бы он и при меньшем размере месячной выплаты члену правления. Но явно соотношение зарплаты и дивидендов должно обеспечить заметное превышение платы за труд размеру финансового дохода.

И чтобы не вляпаться в неприятности, с одной стороны, и сохранить лицо добропорядочного предпринимателя, с другой — сейчас как раз подходящий момент уплатить члену правления некую „тринадцатую выплату“ по ожидаемым удачным итогам года. И тогда вполне красиво объяснить, что так задумывалось с самого начала: платить ежемесячно понемногу, а главный доход увязать с конечными результатами. Размер тринадцатой выплаты надо соотнести с размером ожидаемых дивидендов, учтя всё вышесказанное. Если у кого-то из читателей появляются такие сложности — не стоит упускать момент для возможности выровнять ситуацию и сделать это красиво.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 18.12.2019


Читать полностью...



Сценарий будущих проблем


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-12-18

Ещё Платон в трактате о государствах отмечал: в любом из них, на самом деле, находится два государства, враждебных одно другому: бедняков и богачей. За истёкшие тысячелетия в этом смысле мало, что изменилось. Подтверждение тому — материалы исследования „Социально-экономическая сегрегация в европейских столицах“, на основании которых известный архитектор Андро Мянд недавно опубликовал прогноз, что если процесс разделения между группами населения в Таллине пойдёт в нынешнем темпе, через 25–30 лет город станет самым сегрегированным в Европе. Неожиданно его предвидение вызвало раздражение у некоторых чиновников и, что странно, у нескольких журналистов. Хотя диагноз Мянда поставлен вполне профессионально и, на мой взгляд, может реализоваться раньше.

Проблемы начинаются с „квартирного вопроса“

По оценке булгаковского дьявола (Воланда) именно этот вопрос всё „испортил“. В научном обиходе нынешняя суть „квартирного вопроса“ определяется термином джентрификация, означающим выдавливание бедных слоёв населения из центра и комфортных городских районов на малообустроенные окраины или носящие характер гетто кварталы где концентрируется нищета.

На первый взгляд, это к нам не имеет отношения. По мнению чиновников-оптимистов не может быть у нас „бедняцких“ кварталов, поскольку нынешние квартирособственники получали в спальных районах жильё, в основном, до приватизации — представляя собой единый советский средний класс и потому дверь в дверь оказывались пролетарии умственного и физического труда (имевшие почти одинаковые доходы). Что правда. Но за истекшие почти четверть века не только много воды утекло, но утекли из „домов-спальников“ жильцы, оказавшиеся способными купить коттеджи в пригородных „райских кущах“ (вроде Виймси) или приобрести (за немыслимую цену) квартиру в новостройках центра города. Дифференцируется жильё и тех квартирособственников, которые остались в спальных районах. В одних домах концентрируются семьи, способные нести расходы на т. н. реновацию, в других — неспособные даже без опозданий квартплату вносить.

Да и не исчерпывается нынешнее жильё доприватизационным жилым фондом. На рынке нового жилья цена квадратного метра квартир в Таллине колеблется от 1500 до 2500 евро. Немногим ниже цены вторичного рынка. То есть квартирку площадью хотя бы в 40 кв. м дешевле, чем за 60 000–70 000 евро не найти. В то же время медианная зарплата у нас около 1000 евро. Значит половина работающего населения, имея зарплату меньше медианного значения, купить жильё в Таллине не сможет никогда.

Снять жильё здесь можно по цене от 400 до 600 евро в центре, и по цене от 100 до 200 евро уж совсем в „глухом углу“. Нуждаются в жилье, в основном, молодёжь и „понаехавшая“ периферия. То есть, как раз получатели „домедианных“ зарплат. Некоторым категориям из этой среды удаётся оказаться в социальном жилье. Кому-то помогают родственники купить дешёвые квартиры пользуясь ипотекой в т. н. бюджетных домах. Это квартиры начиная с площади в 11 кв. м (когда-то их называли „гостинками“) или в зданиях самой низкой строительной себестоимости. Выглядят такие дома и кварталы застроенные ими ничуть не лучше районов хрущевок. Впрочем так же выглядит и квартальная застройка социальными домами. То есть в городе одновременно осуществляется два типа жилищной застройки. С одной стороны, креативные кварталы Ротерманна или Ноблесснера, а также новые здания на Пярнуском шоссе. С другой — жильё экономкласса в Ласнамяэ. В результате одновременно создаётся даже не два города, а два социальных мира.

Можно ли переломить тенденцию?

Дифференциация доходов в постиндустриальной экономике услуг будет нарастать. Уже сейчас при непредвзятом взгляде на потребность рынка труда легко заметить рост количества малоквалифицированных рабочих мест. Это мировая тенденция. В книге вышедшей в 2018 году с говорящим названием „Новый кризис городов“ автор — один из самых популярных сейчас социологов — Ричард Флорида приводит ожидаемое на ближайшее десятилетие соотношение высокооплачиваемых работников „креативного класса“ и малооплачиваемой обслуги как 40 к 60. На этой почве взрастают в мире идеи вроде базового дохода. Ясно, средний класс „приказал долго жить“. В наших условиях такая социальная стратификация приобретает ещё и этнический характер. То есть квартирный вопрос решить за счёт рыночных механизмов не удастся.

„Креативщики“ — чаще всего „фрилансеры“ (работающие, преимущественно в одиночестве). Они приобретают жильё бизнес-класса в кварталах с развитыми общественными пространствами (с ландшафтным дизайном дворов, свободных от машин — спрятанных в паркинги, интересным современным фасадом, наличием в шаговой доступности кафе, где можно проводить встречи и работать с компьютером или коворкингами и т. п.). Примером могут служить малоэтажные с выразительными фасадами дома напротив нового креативного комплекса вокзального рынка, рядом с ультрасовременным кластером на территории бывшего завода. Нынешний район Копли становится наиболее востребованным творческими жителями города (не зря его старейшиной стал известный учёный).

Даже если государство подставит молодым малообеспеченным семьям плечо при получении ими ипотечного кредита, всё равно они окажутся в „городе бедных“ при сегодняшней градостроительной практике „джентрификации“. В то же время нелепо требовать тащить в центр города „бюджетную архитектуру“ социальных домов (когда-то главные архитекторы городов гордились, если им удавалось не пустить в городские центры панельное строительство).

В этом деле либо надо соглашаться, что „так устроен мир“ либо выстраивать принципиально новую социально-экономическую модель обеспечения жильём.

В Евросоюзе уже обсуждаются жилищные программы на внерыночной основе (например, в Германии). Там предлагают включить в конституцию пункт о праве каждого гражданина на жильё (называя это „первым социальным правом“). Соответственно, появляется „право на обмен“ с добавкой метража квартир за счёт госбюджета и даже национализация участков земли в городах, если на них может быть жильё, но собственник его не строит. Таллинцы за счёт общественных фондов потребления обеспечиваются транспортными услугами. Похоже, берлинцы скоро станут обеспечиваться жильём тоже из общественных фондов потребления. Уже сейчас можно видеть в районах самой интересной застройки немецких городов, например, дома для пожилых людей или реструктуризацию промзданий под молодёжные студии украшающие город (которые строятся за средства различных, в т. ч. пенсионных, фондов, например).

Уже упомянутый Ричард Флорида полагает, что современный город может снять остроту социальных противоречий за счёт трёх „Т“: технологий, талантов высокообразованных креативщиков и толерантности. О наших возможностях применить такой подход к решению „квартирного вопроса“ мы непременно поговорим в дальнейших публикациях. А пока зафиксируем, что вместе с новыми зданиями у нас активно строятся проблемы завтрашнего дня и необходим по этому поводу широкий обмен мнениями.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 11.12.2019


Читать полностью...



Подарки без налоговых проблем


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-12-04

Сейчас наступил тот короткий момент, когда никого не удивляет получение подарка от малознакомых, а то и совсем неизвестных лиц и организаций. Подарки благосклонно принимаются, даже если за версту от них тянет откровенно рекламным характером.

Законодательство наше с пониманием относится к такого рода хозяйственным операциям: рекламный подарок освобождается от налогообложения (о чём было рассказано в одном из недавних номерах „ДВ“ — за 6 ноября с. г.).

Хотя и без такого рода напоминаний норму закона о безналоговом рекламном подарке в пределах 10 евро (без НСО) не знает только уж совсем ленивый. Но воспринимается она, чаще всего, применительно к рекламной операции, проводимой в месте продаж. Действительно, самое простое использование законодательной льготы касается случаев, когда торговое предприятие сообщает „городу и миру“, что любая, сделанная в их магазине, покупка в предновогоднюю неделю, например, сопровождается подарком: бутылкой шампанского (за 10 евро без НСО вполне приличного) или коробкой конфет, игрушкой, какой-либо хозяйственной утварью и т. д. и т. п. Некоторые специалисты по налогообложению даже специально подчёркивают, что доказательством рекламного характера подарка является его безадресность и массовость (получают все покупатели в определённое время либо все посетители магазина в определённые часы и т. п.).

Однако рекламная деятельность в хозяйственной практике много шире, чем привлечение потенциального покупателя в место продаж. И, соответственно, расходы рекламные многообразнее. А чтобы к рекламным расходам иного характера применялась налоговая льгота, требуется выполнять одно важное условие: хозоперация должна быть оформлена (документирована) таким образом, чтобы её рекламное назначение было однозначно понятно.

Рассмотрим, для начала, насколько обязателен принцип безадресности рекламного подарка. Наверное, действительно, если за пару дней до 31 декабря раздать семь бутылок шампанского (случайно при этом окажется, что в магазине семь работников) и мотивировать это тем, что подарок делался первым семи посетителям 30 декабря — могут возникнуть проблемы. Но анонимность подарка совсем не обязательное требование. В сфере продаж товаров или услуг производственно-технического назначения, например, как раз необходима адресная реклама, поскольку круг потенциальных пользователей вполне определён. Скажем, предновогодняя рекламная акция может устраиваться с целью распространения каталога новой продукции, планируемой к реализации на следующий год (либо рассылка прайс-листов какой-либо продукции или услуг). Но одно дело, когда на имя руководителя фирмы — потенциального потребителя придёт почтой пакет с каталогом (который адресат может и не увидеть, поскольку секретарь выбрасывает рекламные материалы), а другое дело, если посыльный принесёт пакет с бутылочкой вина, открыткой и тем же каталогом (вместо вина может быть что угодно). На подарке может быть лого фирмы-отправителя (при этом учтём, что оплата нанесения рекламного текста также не вызывает налогообложения).

Заметим также, что расход на открытки и их рассылку к празднику не является подарком в понимании налогового права. Это же касается настенных и настольных календарей.

Иногда спрашивают, может ли с помощью подарка рекламироваться не только конкретный товар или услуга, а бренд фирмы: „чтобы помнили“. Конечно, может. И ещё один вопрос часто задают: должен ли рекламный подарок каким-либо образом отражать характер товара или услуги? Нет. Закон такой связи не предусматривает. Да и невозможно иногда это обеспечить. А в смысле результативности рекламы — чем неожиданнее окажется подарок, тем лучше.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 27.11.2019


Читать полностью...



Кредиты между „родственниками“


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-11-20

Имеются в виду „родственники“ — юридические лица. Конкретно: материнские и дочерние коммерческие структуры, между которыми в реальной жизни довольно часто возникает переброска денег. Чаще всего в качестве взаимной финансовой поддержки. Чтобы избежать появления подоходного налога такие денежные трансферты оформляются кредитными договорами. Несколько лет назад такого рода сделки стали предметом специального налогового внимания.

Они подпадают под нормы пятидесятой статьи Закона о подоходном налоге. Четвёртая часть которого категорична: „Если цена сделки между юридическим лицом — резидентом и связанным с ним лицом отличается от рыночной цены названной сделки, подоходным налогом облагается сумма, которую налогоплательщик получил бы как доход, или сумма, которую налогоплательщик не понес бы как расход, если бы трансфертная цена соответствовала рыночной стоимости сделки“. Более того, в седьмой части той же статьи сказано: „Для применения части 4 коммерческое товарищество — резидент обязано по требованию налогового управляющего представить дополнительные данные по сделкам со связанными лицами, о деятельности принадлежащих к одному концерну коммерческих товариществ и о структуре концерна. Налоговый управляющий дает коммерческому товариществу для представления данных не менее 60 дней срока“. И, наконец, в случае, когда кредит выдаётся от дочерней фирмы материнской, его необходимо непременно специально декларировать. Такие кредиты практически всегда чреваты налоговыми рисками.

Понятное дело, такие строгости введены в закон, поскольку квазикредиты могут быть заменой дивидендам. Возможность использования механизма кредита „снизу вверх“ с начала прошлого года попадает под специально введённую в Закон о подоходном налоге статью 50 прим 2, в первой части которой сказано: „Коммерческое объединение — резидент платит подоходный налог с кредита, выданного акционеру, пайщику или члену коммерческого объединения, если обстоятельства сделки указывают на то, что это может быть скрытым отчислением от прибыли. Для выданного материнскому предприятию в понимании части 2 настоящей статьи и статьи 6 Коммерческого кодекса и другому дочернему предприятию того же материнского предприятия, за исключением дочернему предприятия кредитодателя кредита, срок возврата которого превышает 48 месяцев, на налогоплательщика возлагается обязанность по требованию налогового администратора доказать возможность и намерение возвратить кредит. Для представления доказательств налоговый администратор дает коммерческому объединению как минимум 30-дневный срок“; а вторая часть той же статьи уточняет: „Материнским предприятием считается также объединение, находящееся в структуре концерна (статья 6 Коммерческого кодекса) выше дающего кредит дочернего предприятия, а также некоммерческое объединение и целевое учреждение, имеющее в дающем кредит объединении большинство голосов или преобладающее влияние“.

При обратном случае (кредите „сверху вниз“) повышенного внимания не возникает. Однако требования к налогообложению сделок со связанными лицами действуют.

Из закона, а также из различного рода объяснений НТД не понятно, применяются ли все эти жёсткие нормы к кредитам, которые явно попадают в расходы связанные с предпринимательством по статье 32 того же Закона о подоходном налоге, где по части 2 расход носит предпринимательский характер, „если он <...> является необходимым или уместным для сохранения или развития этого предпринимательства и связь расхода с предпринимательством ясно выражена“. Такая дуракоустройчивая связь должна ясно просматриваться в документах, обоснующих кредит.

Из всех этих норм можно вывести три непреложных требования к документированию кредитных сделок между связанными юридическими лицами.

Во-первых, необходим детально разработанный бизнес-план у получателя кредита, из которого можно ясно и однозначно понять цель кредита, возможности его возврата и меры обеспечения.

Во-вторых, должен быть финансовый расчёт лица дающего кредит о том, какое влияние на его экономику окажет изъятие средств и обоснованы мотивы денежного трансферта: что это желание заработать на проценте (у родственника) либо жизненная необходимость для сохранения либо развития бизнеса связанного юридического лица.

И, наконец, если кредит связан с предпринимательством кредитодателя, то подробные расчёты показывающие наличие предпринимательского интереса.

Как видите: с такого рода кредитами хлопот не оберёшься. Но если уж без него не обойтись — пишите, коллеги, бумаги. Чем подробнее — тем лучше. Или платите налог. Если, действительно, без такого денежного трансферта не обойтись.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 13.11.2019


Читать полностью...



Страсти вокруг зарплаты


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-11-20

Непривычно долго тянутся нынче переговоры профсоюзов и работодателей по размеру „минималки-2020“. И чем дальше тем больше возникшая между ними конфликтная ситуация грозит завершиться крупным скандалом.

О чём шумим?

„Цена вопроса“, на первый взгляд, невелика. Профсоюзы требуют устанавливать минимальную зарплату размеров в 600 евро. Работодатели согласны на 578. Боевые действия идут вокруг 22 евро, что вместе с социальным налогом обойдётся работодателям в тридцатник (или 360 евро в год). Стороны идут стенка на стенку потому, что понимают: на кону признание или не признание требования профсоюзов определять размер „минималки“ исходя из 40 % средней зарплаты. А её величина растёт у нас в скоростном режиме (с конца 2012 — послекризисного — до середины нынешнего года, например, выросла с 960 евро до 1419 евро). И будет расти в неменьшем темпе, по крайней мере, ещё лет пять — не меньше.

А чтобы уважаемые читатели смогли сами оценить суть проблемы надо вникнуть в сложившуюся структуру оплаты труда. Кроме размера „средней“ экономисты оперируют также понятием „медианной“ зарплаты: ниже и выше которой одинаковое число получателей. На конец 2018 года в Эстонии получали зарплату около 590 тысяч человек. Из них примерно 295 тыс. имели в месяц брутто-зарплату ниже 1061 евро и столько же больше. Зарплата в 1061 евро как раз и была медианной величиной. Средняя зарплата к началу нынешнего года оказалась 1310 евро. За соотношением этих двух величин стоит прогрессирующая бедность. Почему?

Кому у нас „жить хорошо“?

Половина всех работающих в стране, имея зарплату ниже медианной, обречена „сводить концы с концами“. Это знает любая домохозяйка, которая платит за жильё и кормит семью. Но есть ещё одна статистическая величина: число работников имевших зарплату в 2018 году равную „минималке“. Она неоднократно озвучена налоговой службой и равна половине от получателей денег ниже медианного размера. То есть выстраивается такая схема: около четверти работающих имеют зарплату бедности (в нынешнем году — 540 евро). Столько же получают от черты бедности до уровня скромного выживания (за первое полугодие нынешнего года от 540 до 1115 евро брутто или около 1000 нетто). А кто же бенефициары бурно растущей средней зарплаты, которая за полугодие 2019 составила 1419 евро? С учётом низких зарплат у половины работников несложный расчёт показывает, что почти 40 % получателей зарплат имеют от 2000 евро и выше.

Почти 30%-ный разрыв в зарплатах средней и медианной свидетельствует о пропасти разделяющей десять процентов самых малообеспеченных работников (это называется „нижний дециль“) от десяти процентов самых высокооплачиваемых („верхний дециль“). У нас этот разрыв вдвое больше, чем в соседней Финляндии или Швеции, например. Получается, правы профсоюзы. Требуемые ими 600 евро поднимут среднюю в 2020 году до уровня 1600–1800 евро. То есть на 2021 год надо будет минималку узаконить более 700 евро. Отлично! Вырастет покупательная способность малообеспеченных слоёв. И будет нам счастье? Но не будем спешить с выводами. Потому, что, к сожалению, вырастет инфляция. И хотя по имеющимся данным рост зарплат опережает рост цен — это утверждение статистики не слишком согласуется с практическим опытом небогатых слоёв населения. Если ковры или телевизоры станут дешевле, а хлеб и сметана в разы подорожают, то статистика и ощущения домохозяек вряд ли совпадут. Инфляция подрастёт, поскольку себестоимость товаров и услуг у бизнеса вырастет не только на процент роста минимальной зарплаты, но с добавкой 33 % социального налога от этого роста. А тем, кому рынок не позволит поднять цены придётся попросту с рынка слинять. То есть у бизнеса есть своя правда?

Требуются новые решения

Получается, рассматриваемая участниками переговоров задача не имеет хорошего решения? На самом деле оно есть, но ключ от него у третей стороны — у государства. От него требуется в создавшейся ситуации не одно, а комплекс решений (включая программу снижения бедности). На поверхности, например, лежит удешевление содержания самого государства потому, что даст возможность налогового маневра, включая снижение давления налогового пресса на бизнес. Обычно это связывают с сокращением аппарата государственного и муниципального управления. Но у нас намного большие иные составляющие госрасходов, связанные с нашей системой „партийной“ демократии, которую вернее назвать корпоративной. Отсюда одно из самых больших в ЕС на душу населения количество депутатов в Рийгикогу и Таллинском горсобрании. Отсюда в небольшом по европейским меркам Таллине семь районов, хотя по делу хватало бы трёх. Отсюда многочисленные оплачиваемые советы государственных и муниципальных предприятий, состоящие из „непрофи“ и не имеющие реального смысла. Всё для того, чтобы прикармливать „партийный актив“, не говоря уже о госфинансировании аппаратов самих партий. А есть ещё отряд халявщиков на госфинансировании в т. н. третьем секторе (который потому и третий, что не должен получать ничего от государства).

И, конечно, надо выравнивать налоговую нагрузку на труд и на финансовые доходы. Потому, что — как не крути — а поднимать минимальную зарплату придётся, если Эстония намерена входить в высшую европейскую лигу. В рейтинге минимальных зарплат за 2018 год мы стоим на 31 месте. И впереди нас не только экономические гранды „старой Европы“, но и Греция с 820 $, Словения с 1010 $, Ирландия с 1895 $. Придётся догонять.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 13.11.2019


Читать полностью...



Чужой доход и налог чужой


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-11-13

Начнём с поступившего мне вопроса, автор которого спрашивает: во-первых, применима ли норма закона о подоходном налоге, по которой полученный в Эстонии доход нерезидентом облагается здесь же в Эстонии подоходным налогом в случае продажи пая по цене выше номинала; и, во-вторых, если сменился единственный пайщик коммерческого товарищества созданного без взноса в капитал, то будут ли действовать на нового пайщика требования соблюдения ранее установленного срока взноса денег в капитал?

Из вопроса понятно, что речь идёт о продаже по завышенной цене одним нерезидентом его участия в коммерческом товариществе (зарегистрированном и действующем в Эстонии, другому нерезиденту). Ответом на первую часть вопроса будет твёрдое нет. Не возникнет у нерезидента налоговой обязанности в Эстонии от продажи им здесь ценной бумаги (неважно, другому нерезиденту или резиденту). Доход от такой сделки этот продавец-нерезидент обязан декларировать в стране своего резидентства (в силу действия правила о налогообложении т. н. мировых доходов). В учёте самого коммерческого товарищества эта сделка никак не отражается, поскольку смена собственника на экономику фирмы никаким образом не влияет.

Заметим кстати, что доход получаемый резидентом Эстонии где-либо от сделок с ценными бумагами должен всегда декларироваться в Эстонии и здесь же такой доход облагается налогом. Если речь идёт о разовой сделке (продажа паёв или акций фирмы находящейся в другой стране), то налогообложение идёт по общим правилам. Но если речь идёт о портфельных инвестициях — приобретении и продаже ценных бумаг в ходе биржевых сделок, то в эстонском законе о подоходном налоге установлен на этот счёт специальный налоговый порядок.

По второй части вопроса ответ тоже короткий. Все обязательства, связанные с владением пая, акций или иной формой участия в коммерческом товариществе переходят от одного собственника к другому вместе с переходом участия. Заметим, что осуществить как можно скорее взнос в капитал новый собственник должен быть заинтересован не потому, что подходит установленный срок, а для экономической целесообразности проделанной инвестиции. Если участие (пай) куплен по цене выше номинала (иначе откуда у продавца взялся бы доход), то можно полагать, что предприятие в Эстонии действует эффективно. А смысл любой инвестиции заключается в получении дохода. Доход от инвестиции в бизнес собственник может получить только в форме дивидендов. Но без заполнения капитала но нашему законодательству нельзя платить дивиденды. Создание фирм без взноса в капитал — это стартовая льгота, помогающая начинать бизнес с ограниченными средствами. Не более того. И эта льгота по экономической сути, конечно, кратковременна (особенно, исходя из интересов инвестора).

Экономические взаимоотношения эстонского предприятия с собственником нерезидентом вызывают налоговые обязательства только тогда, когда возникают дивиденды или явные (либо латентные) прочие отчисления от прибыли, а также при движении денег похожих на скрытое кредитование.

Если ничего такого не происходит, то всем причастным к деятельности предприятия в Эстонии должно быть абсолютно „фиолетово“ кто его собственники, если, конечно, собственник не становится членом правления. С членом правления у работников предприятия возникают самые разные деловые отношения и срабатывает „человеческий фактор“, но ни к учёту, ни к налогам это уже касательства не имеет.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 06.11.2019


Читать полностью...



Поздравляем подписчиков, которые выиграли бесплатные посещения семинаров в 2020 году!


Пишет Редакция журнала 2019-11-12

Клуб бухгалтеров «Кардис» Бесплатное посещение всех лекций и семинаров в „Кардис“ в течение 2020 года — 1 выигрыш: PALJASSAARE GÜ.

То же на любой квартал 2020 года по выбору выигравшего — 4 выигрыша: HORECA SOLUTIONS OÜ, MONADA OÜ, BALTLINER OÜ, MIXRAM CONSULT OÜ.

То же на любой месяц 2020 года по выбору выигравшего — 10 выигрышей: INVISA FIDUCIARY SERVICES OÜ, MULTIJOB OÜ, SITSI TN 7 KÜ, SAARE DOLOMIIT-VÄOKIVI OÜ, WINTERS OÜ, SOOJAISOLEERIMINE AS, NARVA-BARK AS, ESTPLAST TOOTMINE OÜ, CLEMCO BALTIC OÜ, RAHU TN 26 KÜ.

Бесплатное посещение Бухгалтерского клуба в течение всего 2020 года — 1 выигрыш: VIOLA CONSULT OÜ.

То же на любой квартал по выбору выигравшего — 8 выигрышей: INFONET AS, HIMBALT TRADE OÜ, MASCOT BALTIC OÜ, DORER PLUS OÜ, RENVIT OÜ, EXSET LABS B. V. EESTI FILIAAL, ACCOUNTANT PROPARTNER OÜ, VTTRANSIIT OÜ.

Редакция журнала


Читать полностью...



Круг помощи бухгалтерам с разным опытом работы:

Журнал «Налоги и бухучёт» 24 номера в год. Подписчики имеют право Получать скидку 15 % при оплате семинаров по актуальным проблемам бух- и налогового учёта Получать скидку 50 % при оплате книг и приложений к журналу по отдельным вопросам Бесплатно участвовать в интерактивных консультациях по вторникам с 12:30 до 14:00 Получать скидку при оплате за переводы законов и инструкций СБУ Бесплатно получать телефонные консультации аудитора по четвергам с 10:00 до 12:00 Курсы для начинающих или имеющих перерывы в работе, а также курсы обучения бухгалтерскому учёту
OÜ Kardis является партнером по карте обучения Эстонской Кассы по безработице
Бухгалтерам, имевшим большой перерыв в работе, а также специалистам с небольшим опытом работы, предпринимателям, желающим разобраться в бухучете собственной фирмы, а также тем, кто хочет освоить профессию бухгалтера: пояснения программ, порядок действий, контактные данные
OÜ Kardis on Eesti Töötukassa koolituskaardi koostööpartner
Raamatupidaja täiendkoolitus: koolituste kava ja sisu ja metoodilised selgitused

Последние добавления в платную зону:

Журнал «Экспресс-консультация» № 4

Журнал «Экспресс-консультация» № 3

Декларация TSD

Закон о пресечении отмывания денег и финансирования терроризма

Закон о подоходном налоге
Квартирное товарищество: проблемы и решения
Подпишитесь на журнал „Налоги и бухгалтерский учёт. Экспресс-консультация“. Станьте подписчиком за 2 минуты!

Вы 3384009-й посетитель этого сайта

+372 645 2257, 645 2258, 645 9268, 641 8265
© 2011—2020, OÜ Kardis